May 8th, 2011

Свобода лучше, чем несвобода

Originally posted by laddove at Свобода лучше, чем несвобода
Обсуждение темы рекламных портретов Сталина на городском транспорте неизбежно повлекло за собой (здесь и здесь) вопрос о том, допустимо ли публично демонстрировать нацистскую (и сталинскую) символику и где должна проходить граница свободы слова, если такая граница вообще должна быть.

Разумеется, не только в нашем богоспасаемом отечестве дрочат на портреты дохлого диктатора. И в Европе, и в Америке тоже есть какое-то количество мудаков (несравнимо меньшее, конечно, в силу куда как более здорового психически общества), у которых стоит на Гитлера или на Муссолини (в Италии я таких видел лично).

Да, правильно, в Германии это – уголовное преступление, во многих других европейских странах – также правонарушение. Зато в США совершенно легально действует не менее дюжины фашистских и нацистских партий. Самая, пожалуй, известная из них – American Nazi Party, созданная в 1959 году и позднее переименованная в National Socialist White People's Party, с самой что ни на есть настоящей свастикой на своем флаге (см. вверху).

Разумеется, все эти партии – карликовые секты, численностью своей едва ли превосходящие Демсоюз Валерии Новодворской. Однако они, повторяю, действуют совершенно легально: держат книжные магазины и сайты, проводят съезды и уличные демонстрации. И в Америке это абсолютно никого не ебет, кроме такой же малочисленной кучки антифашизднутых леваков (два сапога пара), потому что право этих фриков политически самовыражаться таким причудливым образом защищено Первой поправкой к Конституции.

И мне такое положение вещей кажется гораздо более правильным, чем тюремные сроки за сомнения по поводу Холокоста, как это принято в Германии и Австрии.

американские нацисты: фото )

Неделя 3-я по Пасхе, святых Жен-мироносиц

Про ленточку-2

Originally posted by brusilov_14 at Про ленточку-2
Вообще-то мне интересно, а почему это селигерыши называют ленточку Георгиевской и одновременно бубнят про советский патриотизм?
Матчасть же такова:


Вот какое отношение лента ордена Святого Георгия ( http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%80%D0%B4%D0%B5%D0%BD_%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%93%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B8%D1%8F ) имеет, как сказали бы многие к "путинcкому шабашу 9-го мая"? Глумление, не имеющее аналогов.

А всё потому, что ленту эту могут носить лишь кавалеры ордена и только так:


Гвардейская лента? так и называйте её Гвардейской, а не Георгиевской. Но даже в этом случае селигерыши и поцтреоты не имеют никакого право её носить. Только кавалеры ордена Славы могут носить.


А селигерыши и прочие поцтреоты, мало того, что не имеют ровно никакого отношения к ленте ни Георгиевской, ни Гвардейской, так ещё и носят исключительно так:
Read more... )

"...и даже террор не смог лишить их веры".

Originally posted by slavynka88 at "...и даже террор не смог лишить их веры".

Один из дней в Смоленске. Воспоминания офицера Вермахта Люк Ханс фон.

В один из дней я попросил разрешения поехать в Смоленск, чтобы посмотреть на Кремль. С собой я взял дежурного офицера и двух солдат в качестве охраны.

Смоленск казался брошенным. Промышленным объектам были нанесены огромные повреждения, то же можно сказать и о мостах через Днепр. Среди руин гордо высился, вздымаясь в небо, смоленский собор. По всей видимости, он почти не пострадал. Я пошел вслед за женщинами и стариками и, войдя в собор, поразился его красоте. Все выглядело в полном порядке. Алтарь стоял украшенным, горели свечи, их огоньки отсвечивали от золотых окладов икон, создавая праздничное настроение. Когда вместе со своими спутниками я приблизился к алтарю, бедно одетый старик с длинной бородой обратился ко мне на ломаном немецком:

— Господин офицер, я был здешним попом до Ленина со Сталиным. Много лет прятался. Кое-как перебивался у сапожника. Теперь вот вы нас освободили. Могу ли я отслужить в соборе первую обедню?

— Как же так получилось, — спросил я его, — что ваш собор в таком отличном состоянии?

Ответ поразил меня. 

— Сразу же после революции русские эмигранты, уехавшие в Америку еще в царские времена, выкупили церковь со всеми сокровищами у советского правительства, которое в ту пору отчаянно нуждалось в американских долларах. Собор теперь принадлежит американцам, вот и причина того, что в нем все — почти все — осталось как есть. 


Соборная гора в Смоленске. В центре Успенский собор. 1941-1943 годы

Проверить данное заявление я не мог, да мне это было и не важно. Без обращения в штаб-квартиру я дал попу разрешение отслужить обедню на следующий день, с каковой целью он возжелал пригласить еще одного священника.  

На следующий день я снова отправился в Смоленск, на сей раз уведомив дивизионного командира. Из предосторожности я взял с собой наряд бронеавтомобилей. Открывшееся нашему взору по прибытии зрелище было захватывающим. Площадь перед собором полнилась людьми, которые медленно двигались в направлении входа. Вместе со своим дежурным офицером я протолкался вперед. Уже тогда внутри не осталось места, где можно было бы не то что сидеть, стоять или преклонить колени.

Мы встали в сторонке, чтобы не мешать службе и никого не смущать своим присутствием. Ритуалы русской православной церкви были мне незнакомы, однако чем дальше, тем сильнее меня охватывала магия службы. Невидимый за алтарем, один из священников начал монотонное чтение, которому вторил хор из восьми певчих, стоявших перед алтарем. Звуки пения наполняли всю церковь. Из-за прекрасной акустики казалось, что голоса идут откуда-то сверху, прямо с неба. Люди упали на колени и принялись молиться. У всех в глазах стояли слезы. Для них это была первая обедня за более чем двадцать лет. Меня и моего спутника это очень тронуло. Как же глубоко верили эти бедные люди. Никакая идеология, никакое принуждение и даже террор не могли лишить их веры. Пережитого тогда в соборе мне никогда не забыть.

Источник: Люк Х. На острие танкового клина 1939-1945. Воспоминания офицера Вермахта. М.: Изд-во Эксмо, 2005. Стр. 120-122.

Взято с сайта: http://world-war.ru/odin-iz-dnej-v-smolenske/