Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Categories:

Кинокритика к дню памяти В.Высоцкого

Кинолента «Место встречи изменить нельзя» - незаметные бытовые и иные условия

 

 

Добрый вечер, милостивые государи и милостивые государыни!

 

Кто из Вас не смотрел киноленту «Место встречи изменить нельзя», где сыщика Мура Глеба Жеглова играет небезызвестный В.Высоцкий?

Действие разворачивается в послевоенной Москве примерно с июня по ноябрь 1945 года по Рождеству Христову. Кинолента посвящена «подвигу» советской милиции, которая в «тяжелейших» послевоенных условиях находит в себе силы «мужественно» бороться с преступностью.

Но этим постом мы обратим внимание на те детали, которые присутствуют в фильме, и на которые, как правило, не обращают внимание, – действительно, сюжет интригующий! Ловят «Черную кошку»! Какие тут детали.

А мы обратим.

 

 

Во-первых, бросается в глаза отсутствие инвалидов на улицах Москвы. А их должны быть сотни тысяч! Куда они делись? Складывается впечатление, что войны не было, нет видимых разрушений, нет и инвалидов.

Действительно! И.Джугашвили (погоняло «Сталин») приказал собрать всех инвалидов и вывести их из Москвы, Петрограда и других крупных городов Совдепии. Чтобы вида не портили!

Теперь посмотрим на бытовые условия проживания сотрудников милиции.

Г.Жеглов живет в общежитии и перебирается в комнату в коммуналке к В.Шарапову. Да, не сильно советская власть заботилась даже о сотрудниках своих карательных органов. Жили хуже, чем в свинарнике. Поэтому Г.Жеглов и готов перебраться в комнату в коммуналку к В.Шарапову – там все-таки лучше.

 

Обратим внимание на одежду героев.

В.Шарапов постоянно ходит в военной форме. Другой одежды у него нет. И это правда. После германско-советской войны очень многие носили военную форму без погон. На гражданскую одежду у «народа-победителя» банально не хватало денег.

В как живет Верка – модистка, у которой милиция устраивает засаду на неуловимого Фокса? В нищете! Потому она и вынуждена подрабатывать скупкой краденого и устроением притона для карточных игр, что денег, кои она зарабатывает на продаже шитья, - не хватает на прокорм ее малолетних детей. А мужа нет; видимо, убит на фронте.

Вот так советская власть заботилась о своих подданных!

 

Но вместе с тем в Москве спокойно существовали коммерческие рестораны, где можно было сытно выпить и закусить. Чашка кофе стоила там порядка 100 рублей! Откуда у советских рабов такие деньги? Значит, и тогда существовал класс «новых русских», кои могли себе позволить «красивую жизнь».

 

А Москве тотальный бандитизм и воровство!

Грабят магазины и склады с продовольствием и другими товарами. В Москве пышным цветом цветут разбойничьи «малины» и воровские притоны. Есть целые криминальные районы – Марьина Роща!

В.Шарапов рассказывает бандитам о своем якобы отце Сидоренко, который до войны «вагонами» воровал. И никого это не удивляет! Так оно и было.

Убийство милиционеров в послевоенной Москве – обычное дело: убит Векшин, специально вызванный из другого города. Милиционера убивают при попытке взять Фокса!

В Москве распространена проституция для «новых русских», гуляющих в упомянутых коммерческих ресторанах. Пресловутая «Манька-облигация» - подтверждение тому.

Любопытен эпизод с украденными карточками, которые происходят прямо в коммунальной квартире, где живут Г.Жеглов и В.Шарапов. Г.Жеглов, хотя и обещает найти воров, прекрасно понимает, что дело это безнадежное. Теперь целый месяц ему и В.Шарапову придется питаться непонятно чем!

Вместе с тем милиционеры едут на «картошку»! Да, в послевоенной Москве им больше не было чем заняться!

 

Теперь пара слов о милицейском произволе, который хорошо показан в двух эпизодах.

Иван Груздев – жертва милицейского произвола. Г.Жеглов, зная и невиновности И.Груздева, тем не менее, продолжает держать его под стражей!

А взятие карманника «Кирпича», когда Г.Жеглов подбрасывает ему кошелек?! По фильму «Кирпич» (В.Сапрыкин) крадет этот кошелек. Но ведь Г.Жеглов кошелек мог спокойно подбросить этот кошелек кому угодно! Таковы были методы «борьбы с преступностью». Не сильно они изменились, скажу я Вам я.

 

Затронем и тему бандитов: кто они, как живут, чем промышляют?

В банде «Черная кошка» присутствуют фронтовики (Левченко и Фокс)! Левченко, понятно, что фронтовик. Но косвенно фронтовиком является и Фокс. Знаете почему? Потому, что у него орден и наградной пистолет! Любая проверка документов выявила это, если бы Фокс не был реально бывшим офицером. И действительно, в реальности большинство банд послевоенной Москвы состояло из фронтовиков.

Это сейчас фронтовиков на руках носят. А тогда с ними мало церемонились. Помните, как в 90-е годы бандитизмом на постсоветском пространстве промышляли бывшие» афганцы» - «воины-интернационалисты». После германско-советской войны бандитизмом промышляли самые настоящие фронтовики. На это и сделан намек в фильме.

Ведь Фокс явно выделяется из всей кампании! У Фокса даже клички нет. Складывается впечатление, что фамилия Фокса – настоящая. Ей он и подписывается.

Что примечательно: бандиты экипированы намного лучше милиции. У них есть грузовик, хлебный фургон, оружие и другие атрибуты. А у отдела Мура по борьбе с бандитизмом нет даже нормального автомобиля! У криминала есть уникальная система связи с внешним миром через бабушек-телефонисток. Прямо разведывательная сеть какая-то…

 

 

Наконец, я не могу не затронуть и церковной темы в киноленте. Она представлена двумя любопытными эпизодами!

Церковными людьми в фильме оказываются бандиты!

Карманник Ручников (Ручечник, коего играет Евстигнеев) упоминает в разговоре с Г.Жегловым про постный день.

А  Е.Фокс пьет вино на Пасху с Л.Груздевой (после им якобы убитой). Значит, Фокс отмечал Пасху! И этого можно сделать вывод, что Фокс был демобилизован давно! Иначе как ему свободно ходить по улицам еще воюющей столицы, да еще и романы с замужними дамами кутить?

 

Храни Вас Господь!



Tags: Место встречи изменить нельзя, Москва, милиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments