Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Categories:

ДЕД или воспоминания о Третьем Рейхе с немецкой стороны. ПЕРВАЯ ЧАСТЬ!

 Описание веймарской Германии просто потрясает. (Упадок даже хуже, чем сейчас в России) И чуть ли не слезы на глаза наворачиаются, когда читаешь про то, как немцы воспряли в 3 Рейхе и понимаешь, что у нас все не так (пока еще).



В нашем поселке Н., за 101-м километром от столицы нашей несчастной родины, с конца 50-х жил Генрих Эрикович Штихель. Все эти годы он, несмотря на преклонный возраст, работал сторожем на овощебазе, и только с началом перестройки ушел на пенсию – не столько по возрасту, сколько из-за растущей опасности работы.
Никто толком не знал, из каких мест он прибыл в наш поселок. Никогда не приезжали к старому бобылю родственники. Генрих Эрикович целыми днями просиживал в своей каморке в доме барачного типа, слушал радио и читал газеты. И вполне удовлетворялся общением в очереди в газетный киоск или на почте. Изредка его можно было видеть за кружкой пива у "коровы", время от времени открывающей свой кран на площади у автостанции. Худющий и высокий, он медленно продвигался по поселку, внушая невольное почтение даже самым пропитым его обитателям. Коротко остриженные не то седые, не то рыжие волосы. Старческая, как флаг болтающаяся, складка на шее. Очки с толстенными стеклами в роговой роскошной, старо-импортной, оправе. Взгляд, в котором читалось постоянное недоумение и опаска, замешанные на достоинстве редкой по нашим временам пробы.<lj-cut text="Читать далее">
Если и возникали когда-то вопросы к Генриху Эриковичу у наших обывателей, то они давно заглохли, разбившись о невнятицу или явную запутанность ответов.
В конце 91-го Генрих Эрикович слег в больницу. Любой диагноз для ровесника века – грозный, а тут – удар. Так и оказались мы с ним в одной палате – полупарализованный загадочный старик и я со своим первым инфарктом, нажитым собачьей работой в районке… Днем мы крепко спали, а ночью сторож с многолетним стажем и "сова" с угас-шими честолюбивыми планами разговаривали часами. И то, что довелось мне от него услышать, я не забуду до гроба. Когда я в очередной раз выражал изумление, Генрих Эрикович улыбался и грозил изжелто-серым пальцем, приговаривая: "Это все сенсации второй свежести". И всячески укрощал щелкоперские привычки все оформить в публи-кации: "Это ни к чему не приведет. Все или знают, но молчат, или догадываются, но боятся, или не способны трезво взглянуть на вещи вообще".
Наши разговоры, а точнее его монологи, терзали мою журналистскую душу, и когда я, выйдя из больницы "навстречу новой жизни" в убиваемой стране и полуинвалидом, вскоре узнал, что Генрих Эрикович уснул и не проснулся больше, я все же решился изложить на бумаге потрясшую меня информацию. Зачем? Кому? Для чего? – эти вопросы иногда просто отбрасываешь, когда тобою движет некое иррациональное чувство – "должен, и баста".
Для удобства изложения и по авторскому смирению речь пойдет от первого лица, без комментариев убогих и безо всяких ненужных красот.
Итак, слово – Генриху Эриковичу Штихелю.
В 1848 году Карл Маркс, чье подлинное имя было Моисей Мордехай Леви, сын раввина, написал Коммунистический Манифест. В нем он раскрыл план завоевания мiра с помощью коммунизма. Первая попытка совершить это была предпринята в Соединенных Штатах. Гражданская война, безусловно, инсценирована ими с целью расколоть страну, ослабить ее и захватить реальную власть. Но благодаря превосходному чутью Линкольна нация была спасена: он отказал банкирам в предоставлении ими денег в рост… В 1863 году Линкольн поставил денежное обращение под контроль Конгресса. Америка оказалась спасенной от полной коммунизации. Денежные короли войны не простили Линкольну расстройства своих планов, и потому он был убит.
Тогда они изменили свои планы по захвату мiра и начали атаку в Европе. Начали с убийства царя, его христианской семьи, а также около 30 миллионов других христиан в ходе установления коммунистического режима.
С 1915 года пять частных банков Америки все же получили право самостоятельно печатать доллары, и власть таким образом оказалась в руках этих банков. В 1911-м России открыто объявили войну, в 1912-м без всякого повода в одностороннем порядке расторгли русско-американский договор 1832 года. А в 1917-м более 260 обученных жидов-убийц из Нью-Йорка направились в Россию для разжигания "русской революции". Стоит вспомнить, что еще в 1863-м, когда Линкольн решил бороться с ними, русский царь был единственным пославшим помощь Америке и предложившим военную силу, чтобы помешать уже потерявшим национальную независимость Франции и Англии выступить на стороне Конфедерации.
В это же время, в первые месяцы после падения самодержавия, Ленин утверждал, что путь к мировой революции лежит через Польшу и Германию. После первой мировой войны они и попытались установить над моей родиной полный контроль. Вся собственность Германии, ее колонии и территории были у нее отняты и переданы другим государствам. Миллионы немцев остались без работы и были обречены на голод. Ежедневно умирали тысячи. Пустые желудки, пустые карманы, пустые жизни. Я помню очереди у скотобойни за куском третьесортного мяса. Я помню банкноту в тысячу миллиардов марок. Мне было двадцать шесть, когда от отчаяния моя мать наложила на себя руки, она не могла перенести этой унизительной жизни. Чтобы сходить за покупками, нужно было нести чемодан денег, у кого они были. Смотришь – люди вроде на пикник собрались: тележка, корзинка, чемодан. А это – поход в магазин всего лишь. Зарплату получали ежедневно, чтобы потратить деньги до очередного повышения цен. Банды преступников открывали пулеметные перестрелки порой средь бела дня. При помощи преступников умело раскручивалась гражданская война. Но основной безпорядок в общество привносили революционеры, которым платили деньги всемiрные ростовщики. Деньги хлынули: собственность голодающих немцев скупалась за безценок – отели, рестораны, фабрики, заводы и даже дома. С 1918 по 1933 год мы буквально жили благодаря мусорным свалкам. Помню, однажды мы с товарищем остановились у витрины в самом центре Мюнхена. Съев какую-то дрянь, мы мучились животами и не находили себе места. А за стеклом роскошного ресторана сидели новые хозяева жизни и лопали деликатесы. Заметив нас, один из них взял ножку индейки и стал нас дразнить. До сих пор помню эту сальную рожу, которая на наших глазах медленно уплетала ту ножку, а мы не в силах были оторваться от этого зрелища.
Пресечь издевательства было невозможно: суды и полиция, как сейчас говорится, были "схвачены". Для немцев правосудия не существовало. Работа предоставлялась только тем, кто молчал, кто был готов пресмыкаться перед талмудическими правителями. Буйным цветом цвела грязная литература, и молодежь становилась первой жертвой этого способа насильственной деградации. Газеты, журналы, развратные фильмы, непристойные книжонки распространялись по всей Германии. Насаждалось смешение рас. Никто не мог заикнуться против иной расы. К немецким женщинам приставали прямо на улицах, и если они отказывали слюнявым вожделениям, их же и арестовывали. Школы были наводнены гнусными преподавателями. Церкви закрылись, и продавшиеся министры насаждали безбожие. Если же вы не сотрудничали с оккупантами, вам устраивали бойкот, лишали возможности заниматься коммерческой или промышленной деятельностью. Судьи не выносили решений, пока они не одобрялись оккупантами. Вчерашние владельцы заводов и фабрик становились простыми рабочими на собственных предприятиях, и то, если им крупно везло. К 1933-му году Германия погрузилась в полное ничтожество. Мы ложились спать голодными и голодными просыпались. Голодало шесть миллионов. До четверти миллиона подобно моей матери добровольно ушли из жизни. И мы потребовали порядка.
Немногие знали, что Господь уже привел в действие свой план спасения немцев. Пройдя через жертвы и тюрьмы сатанинской Веймарской республики, нацисты подошли к выборам 1933 года. Гитлер победил с громадным преимуществом. Все предвыборные плакаты срывались, кроме плаката с изображением по пояс обнаженного могучего немца, разрывающего цепи. Я был среди сотен тысяч собравшихся, когда рейхспрезидент фон Гинденбург объявил Гитлера рейхсканцлером. Гинденбург сказал тогда: "Патриотизм и вера сделали Пруссию великой, патриотизм и вера объединили Германию". После него говорил Гитлер. "Народ избрал нас своим большинством, – сказал он. – Мы хотим быть друзьями всему мiру". Геринг выразил чувства всех немцев: "Никто из нас не ощущал такого прилива душевных сил, какой мы сейчас испытываем, внимая идеям, которые вытянут нас из нужды и деградации и вернут нам честь и достоинство".
В парламенте Гитлер призвал быть предельно едиными в условиях, когда германской нации противостоит весь мiр. Он настаивал на том, что экономический, социальный и культурный подъем должен основываться на собственных, а не чьих-то усилиях. Все газеты напечатали его речь в парламенте: "Мы хотим достойно заслужить подъем нашей нации с помощью нашей собственной промышленности. Когда же это время придет, мы сможем предстать перед ликом Господа и сказать Ему: Господи, воззри на нас – мы переменились. Немцы больше не понукаются безстыжими людишками. Народ Германии укоренился в духе, силе и целях. Господи, мы хотим пребывать с Тобой! Благослови нашу свободу и нашу страну!".
Свастика, то есть крест, вырывающийся из пут христоубийц и христопродавцев, крест, делающий круг безконечной жизни, направленный вправо, где и указал Господь находиться Своему стаду, крест, который можно найти на просторах всей Евразии, – свастика вдохновила миллионы на самоотверженный созидательный труд. И она же с самого начала сделалась пугалом для тех, кто мечтал о порабощении всего мiра.
1930-е принесли нам безопасность и надежду, возрождение духа и культуры. В стране была воссоздана целительная христианская атмосфера. Люди восстанавливались на работе, зарвавшиеся космополиты арестовывались и направлялись в тюрьмы; дома и предприятия возвращались законным владельцам, вредоносные учителя изгонялись из школ. Преподавание дарвинизма объявили преступным. Деятельность Церкви входила в нормальное русло. Моральная чистоплотность возвратилась в театры и кино. Сожжение книг, о котором так много говорится, было на самом деле санитарным актом, пресекшим разрушительную для души пропаганду. Это видно по авторам, чьи книги пылали на площадях Германии. Санитарным актом были и аресты преступников: стало ясно, что межнациональную рознь и гражданскую войну разжигают не народы, не простые люди, а нанятые и оплачиваемые мировым капиталом банды, прикрывающиеся какими угодно лозунгами и названиями.
Мы были защищены от религиозных шарлатанов, проповедующих за прибыль, прохвостов, притворяющихся пророками, чтобы жировать по-вампирски на чистых устремлениях простого человека.
Жестоко преследовались сексуальные извращения, – яд, который способен убить любую расу. По сей день только извращенцам могут показаться несправедливыми законы Третьего Рейха против сексуальных извращений. Всякие виды пропаганды сексуальных аномалий, включая пропаганду абортов, были запрещены…
Коррупционеры были изгнаны из государственных учреждений. Законом чести для лидеров партии был отказ от привилегий.
Полиция стала работать во имя немцев, а не против немцев, помогать германскому правительству в деле оздоровления общества. Все это – в рамках законов, наших законов. Когда говорят о преследованиях тех лет, сознательно замалчивают факты террора и диверсий, с помощью которых "огрызались" оккупанты.
В театрах и кинотеатрах шли наши пьесы и фильмы, созданные нашими людьми. Там уже не пропагандировалось смешение рас, ведущее к деградации… Была сказана без обиняков очевидная правда: белые люди создали всю великую культуру, все великие цивилизации…
В 1935 году безработица была уже ликвидирована. Организованная государством помощь престарелым гарантировала достойную старость. Социальная помощь предоставлялась тем, кто не мог работать. Библейская заповедь "кто не работает, тот пусть не ест" выдавила из Германии массы паразитов.
От нас ничего не скрывали, потому что были уверены в нашем мужестве и патриотизме. Было сделано то, что сделал Спаситель, изгнав торговцев из храма – ростовщики изгнаны из страны. Банковская система перешла в руки немцев. Были выпущены новые деньги, и мы начали богатеть.
С деньгами, обеспеченными производительным трудом, Германия двинулась вперед как никакая другая страна в мире. Сверхскоростные дороги были построены задолго до начала их строительства в Америке. До того большинство немцев были пешеходами или ездили на велосипедах. Гитлер решил "поставить народ на колеса". Он поручил раз-работку экономичного автомобиля доктору Порше. Эти усилия привели к созданию знаменитого фольксвагена, который и ныне колесит по всему мiру.
Немцы быстро вспомнили, что настоящее благосостояние основано не на золоте, не на кредите, а на производительности нашей земли и наших рук. Честные деньги возможны только при честных людях. Никакая система законов, никакое золото не избавляют от преступлений правительства.
Рост экономики не преследовал цель: подготовиться к войне. Он был прекращением деградации. Сработал инстинкт самосохранения народа.
Перед приходом Гитлера к власти более 7 миллионов немцев были полностью безработными, 6 миллионов – частично занятыми. За четыре года, начиная с 1933-го, мы произвели стали – почти втрое больше, алюминия в 1937-м году произведено в восемь раз больше, чем в 1933-м, нефти – вдвое. Доходы промышленности в целом выросли с 37 до 75 миллиардов марок. Мы были освобождены от ужасных капризов и причуд зарубежных попечителей наших внутренних потребностей. Ведь политическая независимость невозможна без независимости экономической.
Резко изменилось к лучшему отношение к прошлому. Только народ, чья память сильна, способен противостоять дурным модам и бредовым новациям… Строились церкви, которые потом бомбились союзниками…
Немцы не только перестали голодать, но и питались здоровой пищей – без химических добавок и заменителей. Это было запрещено законом. В нормальном национальном государстве питание выше прибыли, качество выше количества. Солдаты и дети ежедневно получали витамин "C". Вообще политика может быть успешна, если органична духу нации. Если она – нормальна. Государство обязано поощрять добро и карать зло…
Отвратительная пропаганда смешения полов, которая сейчас перекинулась и в Россию, была прекращена. Взаимо-дополнение, а не соревнование полов было эстетической и этической составляющей государственной политики. Мужчины для женщин и женщины для мужчин, – отсюда каждый и в поведении, и в одежде старался блюсти достоинство пола. Это не значило, что мужчина не мог быть артистичным или творческим, что женщина не могла быть, скажем, летчицей, фотографом, режиссером или атлетом. Это просто означало: что бы мы ни делали, наши мужчины должны оставаться мужественными, а наши женщины – женственными. Вражеское внушение о смешении полов с целью искалечить сексуальное воспитание, поломать миллионы судеб и подорвать генофонд нации, было низвержено и развеяно по ветру. Нынешние клоунские костюмы – это одежда мазохистов обоего пола.
Здоровым и разумным предоставлялись все возможности для того, чтобы иметь как можно больше детей. А чем больше нормальных детей в нормальной семье, тем больше вероятность рождения талантов. Моцарт, скажем, был седьмым из семи детей, Бисмарк – четвертым из шести, Кант – четвертым из девяти, Бах – шестым из двенадцати, Вагнер – девятым из девяти. Это я помню по многочисленным плакатам, наводнившим Германию вместо пропаганды грязных сексуальных извращений. Количество идиотов уменьшилось не потому, что их якобы расстреливали, а потому, что их воспроизводство не поощрялось. Ведь это ложь, что здоровое слишком трудно определить, отличить от нездорового, калеку от атлета, идиота от гения, – ложь, плодимая ущербными людьми, тайными и явными диверсантами! Стимулирование рождаемости было железным законом. И потому не стало подкидышей. Бросают детей в обществе, которое разучилось любить и ценить жизнь, которое погружено в грезы телевидения и корыстных мечтаний, которое любит манекенов, а не живых людей. Сейчас здесь, даже в нашем поселке, по улицам средь бела дня ходят убийцы. Только Бог ведает, сколько по "цивилизованному мiру" ежедневно уничтожается детей. Их режут на части, травят в утробе, вытягивают специальной трубой. В каком-то журнале видел: сваленные в кучу мертвые дети – результат только одного утра работы канадской больницы. Зверский "демократический свободный мiр" плодит преуспевающих убийц. В нашей Германии врач, делающий аборты, был бы изъят из общества и помещен в концлагерь, где он не мог бы больше убивать наших детей в материнском лоне.
Запущенных детей не было. За это нас называли сторонниками тоталитаризма. Я говорил о витамине "C", который давался в школах. Витамин "D" получали малыши для укрепления костей. В школах же ежедневно давались фрукты.
Мы учили молодежь ценить физический труд, спорт и природу. Таланты отбирались... Помню карикатуру в одной из газет. Стоит учитель, а на доске написано: "5 ? 5 = 24. Расовых проблем не существует. Все люди равны. Больше нет наций. Избегайте родного языка. Убивайте семя в материнском теле. Бога – нет. Оставьте Церковь. Не почитайте отца и мать. Никогда не воюйте. Становитесь пацифистами!" – Вот это все и было выброшено на помойку как вредоносный бред… Новую аристократию составляли лидеры, а не квелые носители фамилий "через черточку"; производители, а не бросающиеся в глаза потребители; творцы, а не раболепные копиисты вторичных традиций. Не было больше высших и низших классов молодежи – была белая европейская молодежь.
Мы открыли свои сердца, собравшись вместе, осознав свое единство. И не только в пределах Германии. Даже американцы, русские и британцы были нам братьями по расе. Пятая симфония Чайковского исполнялась громадными оркестрами на площадях немецких городов…
В течение двух лет после прихода к власти Гитлер выполнил свое обещание вернуть немецкому народу земли, до того скупленные международными мошенниками. В 1935 году германская армия вошла в Рейнскую область. В 1938-м были проведены законные выборы в Австрии и народ проголосовал за присоединение к Третьему Рейху. Естественно, банкиры постарались организовать противодействие законному волеизъявлению народа. Тогда немецкие войска были введены в Австрию в марте 1938-го. Возвращены Германии были и немецкие Судеты, освобождена от порабощения Чехословакия. В 1939-м должен был состояться референдум, предусмотренный Версальским Договором, – по поводу возвращения Германии польского коридора. Но контролировавшие Польшу банкиры, как водится, взяли свое слово обратно и приказали одураченным полякам и их армии атаковать Германию. Поляки открыли безпорядочную стрельбу вдоль всей границы с Германией. После нескольких предупреждений, оставленных без внимания, Гитлер решил положить конец безнаказанному убийству людей, а также вернуть награбленное поляками. 1 сентября 1939 года германская армия атаковала Польшу. В первый же день наступления Гитлер заявил: "С 5.45 сегодняшнего утра мы начинаем отвечать на выстрелы! С этой минуты мы будем отвечать бомбой на бомбу. Если кто бы то ни было будет травить нас ядом – его яд вернется к нему же!"
Как только Германия посмела оказать сопротивление провокаторам, Англия и Франция 3 сентября объявили ей войну.
Польша была оккупирована всего за восемнадцать дней, и 19 сентября Гитлер с триумфом вошел в Данциг, где заявил, что гарантирует Польше свободу. – Польше, а не только сотням тысяч немцев, ставших заложниками польских националистов после кабального Версальского Договора. В середине сентября Сталин занял восточную Польшу и балтийские государства. Коммунистические войска попытались взять Финляндию.
6 октября 1939 года Гитлер заявил германскому парламенту, что будет стремиться к решению и разрешению проблемы меньшинств на освобожденных территориях, иными словами, что упорядочит и отрегулирует жидовский вопрос.
Tags: Германия, Россия, СССР, информация, правда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments