Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Распад Российской Федерации (часть одиннадцатая)

как результат действия партийно-комсомольско-хозяйственных кланов







3.2.    Распределение номенклатуры: бизнес, власть, оппозиция. Как не допустить народ к собственности

В руководстве позднего СССР решали две задачи.

Во-первых, перестроиться на рыночные отношения и построить нормальную эффективную экономику (план себя полностью дискредитировал в условиях постоянного дефицита).

Во-вторых, сохранить власть и собственность, конвертируя ее в коммерческие предприятия.

Первая задача решалась путем построения социализма (!) как… в Швеции.

Вторая путем перекачки партийных, советских и государственных денег в создаваемые коммерческие организации.

 

 

После распада СССР было решено, что надо догонять не Швецию, а США. Поэтому экономику, социальную сферу, идеологию и даже госаппарат было решено перекроить по американским лекалам.

 

Но и в новых условиях, возникших после распада СССР, возникло понимание, что управлять надо всем. Но как? Номенклатуре пришлось взяться за несвойственные ей функции стать бизнесменами!

Вообще вся номенклатура распределилась по трем основным блокам работы:

- власть;

- бизнес;

- оппозиция.

 

Власть номенклатура не потеряла. Но ей пришлось приспосабливаться к новым условиям. Поэтому партийные аппараты быстро переделывались в государственные с неизбежным для того процесса кадровым хаосом.

Номенклатуре пришлось и «менять» свои убеждения. Вчерашние верные «ленинцы» в одночасье становились убежденными демократами, либералами, рыночниками, западниками и т.д.

Естественно, что это отражалось и на самой номенклатуре. Некоторые действительно уверовали в свободу, равенство и братство; за что, кстати, скоро поплатились.

Особо пикантная ситуация сложилась в системе общественных наук. В Совдепе это был отряд жрецов, читавших мантры о преимуществах социализма. Теперь все стало наоборот. Но втайне эти люди от своих убеждений, как показывает практика, не отказались.

Формальному пересмотру подверглось почти все: философия, юриспруденция, история, журналистика, литература, искусствоведение. Старые мифы активно заменялись новыми. Но сердцевину новой парадигмы составил миф о «Великой отечественной войне советского народа против немецко-фашистских захватчиков».

Этот миф и является центральным во всей матрице духовного управления советскими рабами на всем постсоветском пространстве. Миф тщательно охраняется и укрепляется. Правящая верхушка не жалеет средств для поддержания этого мифа: снимаются дорогостоящие кинокартины, награждаются участники боевых действий, устраиваются шоу и т.д.

 

Остальные кланы номенклатуры тоже стали формально отказываться от своих убеждений.

Военные перекраивали доктрину с необходимости противостояния всему миру вплоть до победы социализма на разумную достаточность.

Дипломаты внешне меняли ориентиры и учились жить по стандартам западных демократий.

Каратели из «правоохранительных органов» запели песни о законности, презумпции невиновности, правовом государстве.

Промышленники, аграрии, транспортники, финансисты активно входили в рынок.

 

Как правило в государственных структурах оставались «старшие товарищи» - более пожилое поколение советской номенклатуры.

 

Номенклатура, ушедшая в бизнес, в реальности превратила свои государственные заводы, фабрики, порты, транспортные предприятия, магазины, рынки и их объединения (тресты) в  акционерные общества и общества с неограниченной ответственностью.  Так произошло везде.

В акционерные общества были превращены целые министерства, ставшие «коммерческими структурами», «хозяйствующими субъектами» и т.д.

Но получила свою собственность эта часть номенклатуры при помощи номенклатуры государственной. Здесь стали развиваться новые связи, основанные на коррупции. А чему удивляться? Они все из одной карточной колоды мешаны.

 

В бизнес-номенклатуру пошли комсомольские работники и директора коммерционализированных предприятий, учреждений и организаций.

 

Наконец, третья часть номенклатуры ушла в оппозицию. Но оппозицию системную. Это самая слабая в деловом отношении часть номенклатуры. Они ничего не смогли сделать самостоятельно.

Но в обществе есть протест. Они и возглавили его. Эта часть номенклатуры настолько ленива, что видит свою роль исключительно в пребывании в оппозиции. Она любит только красивую жизнь: парламентские заседания, фуршеты, презентации, поездки к коллегам по левому движению.

Но надо сказать, что со своей ролью эта часть номенклатуры тоже справилась. Даже диву даешься: как могут сытые и довольные рожи в дорогих лимузинах и костюмах нравится доведенным до нищеты старикам?

 

В целом, каждая часть номенклатуры устроилась весьма не плохо. Кто-то управляет целыми государствами и «пилит бюджет»; кто-то разворовывает коммерческие предприятия; кто-то удерживает в узде протестную часть общества, направляя протест в нужное русло.

 

Главное одно: советский народ (советские рабы) не получил ничего! Так и было задумано. Власть была конвертирована в собственность. Ростки малого бизнеса постоянно душатся разными средствами: от криминала до чиновников.

И это правильно: настоящий бизнесмен, выросший из рабского сословия, не понимает правил номенклатуры и угрожает ее существованию. А вдруг он решит начать финансировать действительно настоящую оппозицию, которая к ужасу правящих режимов уже появилась.

Это мы и видим на Украине и в Грузии. Поэтому такая ненависть к этим странам.

Номенклатура считает своим все постсоветское пространство. Но оно начинает уходить из-под его контроля. Об этом мы скажем дальше. А пока давайте проанализируем механику контроля номенклатуры за «приватизировано» собственностью, а также по недопущению развития настоящего предпринимательства, идущего из глубин возрождающегося русского народа.

 

3.3.    Криминал на службе номенклатуры – первый этап расхищения социалистической собственности; возникновения крупных преступных сообществ; комсомольско-партийная олигархия

После распада СССР началось броуновское движение бывшего советского народа. Со всех сторон подули ветры, и восточные, и западные. К тому же, состояние хозяйств Совдепа было далеко не в лучшей форме, мягко говоря.

На Кавказе, в Средней Азии и на Днестре начались военные действия. На войну нужны деньги, притом, не малые. А денег катастрофически не хватало. Поэтому руководству новоявленных государств ничего не оставалось, как все-таки дозволить рынок. Проше разрешить людям торговать.

Моментально по всему бывшему СССР начали возникать «блошиные» рынки, на которых стали появляться разные товары. Миллионы людей начали ездить заграницу, чтобы привозить импортные товары.

Как говаривал герой романа Ильфа и Петрова «Золотой Теленок» О.Бендер: «если в стране ходят денежные знаки, значит должны быть люди, у которых их очень много». Появились новоявленные бизнесмены, сумевшие за короткий срок отсутствия государственного управления создать большие капиталы. Это не были люди из номенклатуры. Это были обычные советские рабы. Их было не много, но они были.

Именно эти люди и стали представлять для номенклатуры смертельную опасность. У них были деньги, которые номенклатура не контролировала. Но и отнять их просто так не могла.

 

В таких условиях рождается чудовищный монстр: номенклатура заключает договора с криминалом!

В принципе, уголовный мир дано используется большевиками в своих целях, ибо сами большевики и являются самыми настоящими уголовниками, посягнувшими на правопорядок Российской Империи. По уголовным понятиям и жила на самом деле большевистская партийная верхушка. Но об этом в другом исследовании.

В первые годы советской власти именно уголовники становились партийной номенклатурой. Стать чекистом, комиссаром, партработником для воров, убийц, насильников было проще простого. Например, И.Джугашвили до революции лично грабил банки, убивал и похищал людей. Публика была еще та.

После создания системы концлагерей несистемные уголовники, как близкие по ментальности большевикам, получили право не работать. Так блатной мир получил дополнительные права унижать, обворовывать и издеваться над русскими людьми, волею случая оказавшихся в застенках.

Блатному миру часто в отличие от «политических» давали амнистию. Естественно, что криминалитет сотрудничал с советской властью. Точнее, советская власть могла его использовать.

Такой момент и наступил после краха Советского Союза.

 

В любом обществе есть разные правила, по которым это общество живет. Самыми известными правилами являются государственные законы, кои обязаны исполнять все подданные этого государства, а равно находящиеся на его территории иностранцы. Помимо законов существуют обычаи, кои могут распространяться опять же на все общество или его часть. Например, религиозные нормы касаются только адептов определенной религии или секты. А нормы партии распространяются только на ее членов (корпоративные нормы). Аналогично существуют нормы этические, нравственные, моральные, выработанные той или иной социальной системой. Есть нормы спортивных состязаний, есть нормы карточных игр, есть правила поведения в гостях; есть нормы земель, есть нормы деревень и хуторов, городов и поселков, станиц и сел. Русская пословица гласит: «что город – то норов, что деревня – то обычай».

Имеется определенная система правил и у профессиональных преступников, кои составляют особую общественную группу. Самобытность преступного сообщества заключена в его противопоставлении всему обществу, ибо профессиональные преступники нарушают государственные законы. Общество же, как правило, государственные законы старается исполнять, быть законопослушным.

Поэтому профессиональные преступники создают свое сообщество с единственной целью – выжить в условиях постоянного прессинга законопослушного общества и образуемого им государства. Государство уделяет много внимания борьбе с преступностью, создавая уголовные специальные законы, правоохранительные органы, места высылки и содержания преступников, а иногда и места их казни.

Преступники создают систему, коя во многом копирует государство только со знаком «минус». И это понятно, ибо им надо выжить. Мир преступников чрезвычайно сложен. Есть здесь и «начальник», есть «исполнители», есть «изгои» и т.д.

В преступном сообществе есть своя экономика: скупщики краденого, ростовщики и т.д. В целом преступников можно классифицировать по разным основаниям: по занимаемому в преступном сообществе положению (вор в законе, авторитет, шестерка и т.д.), по видам уголовным преступления (убийцы, воры, грабители, насильники и т.д.), по возрасту (молодые и старые), по полу, по стажу (сколько раз сидели), по месту жительства или по национальной принадлежности (национальные и земляческие преступные сообщества).

Естественно, что правила этого мира, который, повторим, противостоит всему обществу, очень жесткие. У преступного сообщества есть свой язык, уголовный арго  - «феня», а также своя система знаков и отличий (татуировки, ювелирные украшения и т.д.). Есть даже своя романтика.

В целокупности в советской криминальной традиции, коя была заимствована еще с императорских времен, сии правила именуются «понятиями» или «законами». 

Такие понятия или законы распространяются на все профессиональное преступное сообщество. Однако в связи с тем, что значительная часть преступного сообщества находится в местах заключения или ссылке, существует специальный кодекс поведенческих норм, именуемый «тюремным законом», который действует исключительно в тюрьме и распространяется на все стороны тюремной жизни (отношения внутри сообщества, отношения с «волей», отношения с администрацией и т.д.).

 

Уголовный мир, вынужденный защищаться от нормального общества, создает собственную защитную систему. Но эта система в отсутствии системы правоохранительной может подавить почти любое общество, оказывающееся беззащитным против криминалитета.

Так происходит в лагерях и тюрьмах. Так произошло и в жизни. Криминалитет оказался самым сильным средством для контроля над беззащитными советскими рабами.

А номенклатуре только это и было надо.

 

Смысл договора между коммунистической номенклатурой и уголовным миром сводился к следующему.

Номенклатура обещала уголовному миру свободу рук в обмен на недопущение предпринимательской активности среди бывших советских рабов. За это уголовный мир мог кормиться с самого советского народа и его самой активной предприимчивой части.

Взамен уголовный мир брал обязательство не посягать на деньги и имущество номенклатурной мафии. Они жили в разных сферах.

Конечно, никто официально никаких договоров не подписывал. Но негласные договоренности были. Иначе просто невозможно объяснить стремительный рост криминалитета в начале 90-х годов прошлого столетия,  а, главное, его вездесущия.

 

Криминалитет выполнял функции:

- занимался сбором «налогов»;

- обеспечивал прикрытие от правоохранительных органов;

- выполнял судебные функции;

- являл собой исполнительную систему вплоть до смертной казни;

- вкладывал собираемые деньги в коммерческие предприятия номенклатуры, защищенные правоохранительной системой.

 

В итоге, деньги предприимчивых советских рабов изымались. Но преступники любят «красивую жизнь». Поэтому отнятые разбоем деньги быстро попадали в банки, магазины, рестораны, автосалоны и другие сети коммунистической номенклатуры.

Тем самым, задача по недопущению рабов до собственности была выполнена.

 

В это время сама номенклатура переписывала на себя и подставных людей (будущие «олигархи») бывшую «общенародную» социалистическую собственность. Этот этап именовался «приватизацией».

Проходил он по-разному. Сначала советскому народу кое-что пообещали, но фактически никто ничего не получил, кроме избранных.

Ваучерная приватизация обернулась не созданием слоя собственников, как об этом говорилось официально, а юридическим оформление уже сложившегося объективно положения вещей: директор магазина становился его хозяином, директор завода – собственником завода и т.д. (с некоторыми отклонениями). Комсомольские «бизнесмены» оккупировали внешнюю торговлю – самый лакомый кусок того времени.

 

Таким образом, номенклатуре удалось документально оформить на себя значительную долю бывшей советской собственности. Дело было сделано.

Формальными руководителями созданных коммерческих предприятий номенклатура часто назначала подставных людей. Они должны были обладать определенными качествами: быть не слишком умными, представительно выглядеть, соответствовать легенде «человека из народа».

Так формировалась «семибанкирщина», «олигархия». Люди эти подставные. Но ведь народ не ведает кукловода, который спрятан за кулисами. Народ видел только «кукол». А поскольку спектакль есть спектакль, то «куклы» и вели себя соответственно: виллы, яхты, самолеты, светские раунды, телеканалы и т.д. и т.п. Народ завидовал жизни актеров…

Хотя их часто и постреливали: спектакль есть спектакль. Сколько об этих людях снять кинокартин! Но реальные хозяева жизни оставались, как правило, в тени…

Это эпоха правления «раннего» Б.Ельцина, Л.Кравчука, Эльчибея и т.д.

 

Криминалитет выполнил свою миссию, ибо постоянно терроризировал советское общество. Люди боялись бандитов («братков»). На номенклатуру мало кто обращал внимание.

Но криминалитет тоже обзавелся кое-какими связями, накопил жирок (теперь даже титул вора в законе стало возможным купить за деньги – немыслимая в Совдепе сделка) и стал прицениваться к собственности номенклатуры. Тем более что активности криминалитету было не занимать. За несколько лет бандитского «беспредела» в «разборках» погибло более 600 тысяч молодых людей.

Мавр сделал свое дело. Наступала другая эпоха…
Tags: Господь, Россия, Русская Православная Церковь, Русская Твердь, Христос, распад Российской Федерации
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments