Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Рядовой конвойных войск Беркем или корни блатного Гавне, часть I

Originally posted by corporatelie at Рядовой конвойных войск Беркем или корни блатного Гавне, часть I

 Эпиграф

В двадцатые годы литературу нашу охватила мода на налетчиков. "Беня Крик" Бабеля, леоновский "Вор", "Мотькэ Малхамовес" Сельвинского, "Васька Свист в переплете" В. Инбер, каверинский "Конец хазы", наконец, фармазон Остап Бендер Ильфа и Петрова - кажется, все писатели отдали легкомысленную дань внезапному спросу на уголовную романтику. Безудержная поэтизация уголовщины выдавала себя за "свежую струю" в литературе и соблазнила много опытных литературных перьев. Несмотря на чрезвычайно слабое понимание существа дела, обнаруженное всеми упомянутыми, а также и всеми не упомянутыми авторами произведений на подобную тему, они имели успех у читателя, а следовательно, приносили значительный вред.

Дальше пошло еще хуже. Наступила длительная полоса увлечения пресловутой "перековкой", той самой перековкой, над которой блатные смеялись и не устают смеяться по сей день. Открывались Болшевские и Люберецкие коммуны, 120 писателей написали "коллективную" книгу о Беломорско-Балтийском канале, книга издана в макете, чрезвычайно похожем на иллюстрированное Евангелие. Литературным венцом этого периода явились погодинские "Аристократы", где драматург в тысячный раз повторил старую ошибку, не дав себе труда сколько-нибудь серьезно подумать над теми живыми людьми, которые сами в жизни разыграли несложный спектакль перед глазами наивного писателя…

Блатной мир должен быть уничтожен!" В.Шаламов.

 Снова на связи. Ранее, я не часто делился с прогрессивной общественностью своей откровенной точкой зрения по каким-либо вопросам и старался не ударяться в отвлеченные социокультурные обобщения с претензией на какой-то там анализ и синтез Аля “мудрый ЖЖ-оналитег” сorporatelie в трех абзацах срывает покровы с тезиса почему же нам тяжко в России жить”. Подчеркну,- все нижеизложенное, исключительно мои субъективные мысли. Ни на какие прозорливые “онализы” не претендую.  Так уж совпало, что история пентиенциарных систем входит в сферу моих исторических интересов, а в контексте приблатненного дискурса трупачка и беркемозного сайта, у меня созрела мысль проследить историческую преемственность не только к педерастии в погонах, но и взять более глобальную проблему,- проблему гуриного блатняка, проследить его корни в мутных веках.
Поскольку проблема большая постов будет несколько, с обилием цифр и документов.
Так что если лень читать много букаф, прошу простить.
  Итак, делюсь определенными выводами, которые вызревали достаточно давно, основываясь на анализе и сопоставление разных системных черт пенитенциарных систем Российской Империи и СССР.

 Данный конкретный  цикл примечателен вот чем,- его суть до ломоты в зубах актуальна для нашего современного российского общества и напрямую касается гур, являющихся объектом деятельности НИИ .

 Обычно в своих постах, я, скажем так, сижу спиной к паровозу и прямо прикладного значения герои моих постов , польские шпионы и прочие исторические фигуры для обыденной повседневной жизни не имеют.

 Этот же пост, на мой скромный взгляд, как раз таки весьма злободневен и несколько выбивается из общей концепции .Ну и не хай себе, разнообразие еще никому не вредило.

 Ибо поведу я речь в нем об еще одном уникальном явлении советской пенитенциарной системы 1930-1953(по сравнению с Имперской 1880-1917,  прямое следствие которого очень остро ощущалось в годы после распада СССР, и ощущается до сих пор во всех сферах российского общества.

А именно,- о так называемой “блатной революции” 1930-1953гг, предтече и прародителя современной РФ. Об уникальной и доселе невиданной “инъекции” блатного мира советскому обществу, блатняке в квадрате, блатняке возведенном на специфическую и всеобъемлющую идеологическую нишу в культурной жизни нашей страны.

Я берусь утверждать, что советское общество имело ряд крайне любопытных и специфических системных черт, которые подняли уголовщину на кардинально иной, ранее невиданный уровень. Я имею ввиду прежде всего совершенно новаторский уровень взаимодействия уголовников и остального социума. Т.е ну не было такого раньше, при хрусте французской булки и юнкерах Российской Империи.

Ведь система лагерей и колоний 30-50-х, с ее исполинскими лагерями и глубочайшей интеграцией в экономику страны ввела cегмент уголовников и блатарей в широчайший спектр промышленных отраслей, от энергетики до металлургии и сельского хозяйства.
Казалось бы, причем здесь Гавный? А вот причем.

 Личное полупафосное вступление,- хаотичный поток сознания.

Начну издалека и с личных ошеломляющих откровений. Так уж сложилось, что я не люблю блатняк и шансон, если их воспринимать предельно обще, мифологически, как некие интегральные cистемы ценностей, как целостное мироощущение, скажем так.

 Не люблю зону, как обобщенный штамп, странных ВВшников, которые канают под урок и урок, которые напоминают ВВшников, милицонеров-оперативников, которые напоминают братков и гопников в трениках и ботинках с квадратными носами с корочками МВД, а также феню, понятия и прочую “реальную” “жизненную”, “правдивую” тему про дальнобой, фраеров, купола и пр.пр.пр.

  Возможно, эти явления куда жизненнее, чем жизнь мерзкого офисного планктона или поколения айпад и уж тем более каких то там научных фриков, ютящихся на задворках никому не нужных музеев, но менее привлекательными  от степени их жизненности вся эта бадяга лично для меня не становится.

 Меня всегда поражала насколько  блатная субкультура невероятно прочно вошла в нашу повседневность. Причем настолько прочно и настолько всеобъемлюще, что даже об этом как-то неудобно говорить вслух,- все и так это понимают. Такая априорная повседневность. Ее влияние буквально на все сферы жизни общества,- СМИ, армию, идеалы девушек в сельских клубах, телерадиопродукцию, музыку, силовые ведомства, милицию, дальнобойщиков, и пр.- воспринимают, как объективную данность очень много людей.

 Есть определенная категория людей разных возрастов и полов, которые не в состоянии представить какую-то иную реальность, чем вот эта милая лысая вселенная пацанов, асмодеев и воров в законе. Причем степень “приблатненности” может варьироваться,- от терпимого, нейтрального отношения к активному интересу и утверждениям, что “вот это и есть реальная житуха”. Которая обязательно более жизненная и более суровая чем какая-то там “иная  эльфийская жизнь задротов наивняков и гражданских”.

 Никому не приходило в голову просто остановиться и подумать.- а отчего в во Внутренних войсках МВД(я сам к отдельному батальону связи ВВ имел отношение, не хочу ни в коем разе обобщать, там полно нормальных солдат и офицеров, но, но) часто влияние “контингента” настолько сильно, что часто сами ВВшники слушают эту муру про купала и фраеров? Ну или, на крайняк, относятся не так уж чтобы и очень плохо. Т.е вроде нормальные мужики, но терпимы, ой терпимы ко всем этим базарам, ибо “от тюрьмы и от сумы”, как говорится.

Далее.

Многие ведь, наверняка, слышали как из машин ППСников разносятся чудные аранжировачные изыски Миши Круга и Кати Огонек? Опять же, не хочу обобщать. Знаю много достойных и хороших МВДшников, которые никаким боком к этому “блатному менталитету” отношения не имеют. Я не обоющаю и не вешаю ярлыки,  я говорю именно о неком векторе, о некой “приблатненной системе взглядов и ценностных ориентиров, которые существуют в современной России в таких ведомствах, где, по здравому размышлению, их вообще не должно существовать в идеальном платоновском мире идей(аналогичные службы европейских государств подобного влияния практически не обнаруживают),- прежде всего я говорю о милиции, офицерстве и сержантском составе Армии и Флота, внутренних войсках и госбезопасности. - не скажу что этот блатной сегмент  там на 100% определяющ, нет. Но он там есть. И он не маленький. И вот то, что он достаточно крупный меня всегда и поражало. Внушает пропорция. Внушает бесконечный ряд маленьких унылых сел и переферийных городков, где народ терпим к понятиям. Даже полковник В.В.Путин со своей феней временами доставляет(шакалить у посольств у иностранных государств.).

  Естественно, многомиллионное российское общество куда сложнее, чем простые градации на “блатняк-не блатняк”, но просто странно, что в милиции вообще есть люди, которые прутся от этой темы. Это если рассуждать с позиции идеалиста. То, что наше общество, механизмы решения проблем на уровне чиновничества и бизнеса часто поострены по принципу банды и по “понятиям” никого не удивляет, ибо понятия действеннее, эффективнее и правдивее закона в РФ, к сожалению. Но помните,- история это такая наука, которая может объяснить преемственность и выявить закономерности, на основе сторгих фактических свидетельств. Анализ и синтез.

 Меня давно волновал этот вопроc. Почему в нашем обществе силен этот блатной привкус,- куда не плюнь- от речей Путина про шакалящих до ликов и манеры изъяснятся некоторых депутатов.

 Отчего в нашей стране сложилось такая странная поэтизация и романтизация зоны именно в нынешних, на мой взгляд, аномальных пропорциях?


 

Меня волнует именно количественный аспект. Блатняка много. Оосбенно его много было в 90-е, сейчас разбавилось суб-културой офисного камеди клаба, но он все равно очень популярен в провинции.

 Ответ на эти вопросы как всегда лежит в исторической плоскости.

Историческая плоскость Кати Огонек!
В истории с блатняком современной РФ интересно даже не то, что блатная суб-культура существует и присутствует  ее некая поэтизация и роматнизация. Это как раз таки банальщина и моветон,- романтизация бандитов есть везде в любых странах во все времена,где есть исполнительная власть и тюрьмы.  Сколько cуществует общество и система исполнения наказаний, столько и поют про уголовников, как борцов с пафосной, лживой, фальшивой, гнилой системой. Всегда присутствовало возвеличивания многих представителей преступного мира, как этаких Чайлд Гарольдов в битве с мещанством и пошлостью обычного общества. 

Робин Гуд, Стенька Разин, Бонни и Клайд, Гангста Рэп и прочий адский котел., just to name a few.:)

Вопрос здесь принципиально в другом,- в процентном соотношении, в огромном масштабе этого явления. В подспудном блатном фундаменте очень многих явлений современной жизни России-, от дедовщины в армии до менталитета и морального облика чиновников, в бешеной популярности Радио Шансон, в том что у него есть не хреновая целевая аудитория.

 Меня будет интересовать прежде всего ряд специфически российских черт, которые привели к УВЕЛИЧЕНИЮ и РАСШИРЕНИЮ блатного сегмента в культурном поле нации. Т.е не поленюсь повторить, меня волнует именно количественный аспект, бешеная популярность этого взгляда на жизнь, не сам факт наличия какой-то бандитской суб-культуры, которая в России то была всегда.

То что этот “культурный сегмент” реален и здравствует в 2011 году, причем он невероятно популярен в провинции и не затерялся в легионах офисных хомячков, не быдла, творческой новой интеллигенции легко доказать вот на каком простом и рельефном примере.

Нас уже давно не удивляет радио Шансон и телеканалы со схожей тематикой.

Хотя погодите, сам факт их существования в масштабах миллионной страны ДИКО СТРАНЕН и ПСИХОДЕЛИЧЕН.

 Причем удивительно не то, что у российских урок есть там какая-то особенная специфическая суб-культура, вон в каком-нибудь далеком Гандурасе уголовникам принято татуировать лицо, а у нас слушать “унца-унца-я сидел на зоне, птичка пролетела, над моею лысой головой”, национальный колорит, так скажем.

 Но психоделически странно, что этот блатняк до сих пор реально занимает ощутимый “культурный сегмент”, причем настолько крупный что ОКУПАЕТ отдельные радиостанции и телеканалы и миллионы людей в убогих деревеньках и мрачных городах замкадья живут по понятиям и считают, что вся страна живет по “понятиям”, а не по закону.

И вообще, часто даже те, кто формально к блатняку равнодушен, очень терпимо относиться к этому явлению- бандит вполне себе смыкается с чиновником и наоборот. Это все знают, к этому все привыкли.

Считается нормой. Армейский летеха, разговаривающий как уркаган, на youtube вообще никого не удивит.

Если вдумчиво над этим поразмыслить, это ж странно. Почему-то в ста сорока миллионной стране нету радио "Эйсид Джаз/Опера/ Калинка Малинка/Хэви Метал/Фьюжен/" в национальном масштабе, нету радио "Песни ольтольмологов и рыбаков/офисного планктона”", нету “радиостанации Песни Донских Казаков Карельской возвышенности в  трип-хопе”, а есть национальная(!) радиостнация(или сеть радиостанции c солиднейшим финансированием) пропагандирующая ИМЕННО Зону, как систему ценностей. Опа.

В мире ничего не бывает просто так и у всех пропорций в “культурном пространстве” есть своя собственная история и закономерность появления.

Гавный и Беркем здесь очень в тему.

Попытаемся же понять откуда помимо пидарастии, у бывшего стража порядка Гоблена такая тяга к блатной эстетике и менталитету, паралелльно сочетаемая с трогательной любовью именно к сталинскому периоду в СССР?

 Как всегда, история дает ответ и на этот вопрос. Попытаемся проследить историческую преемственность от убитого городового, украденного золота, Кулойлага образца 1939 года к Гавному в виртуале и к Беркему со своим Шмародером и охрененным экзистенциональным задвигам про крысиного главаря(кто читал, тот поймет).

Попробуем разобраться. Я берусь утверждать, что именно пенитенциарная система 1930-1953гг. стала уникальной, породив и взрастив “блатняк” именно в том виде, в котором он дошел до наших дней, проник в армию, милицию,  политику, менталитет чиновников и госслужащих, сферу искусства.   Оказал системное влияние на Гавного, на Беркема, даже на задротов-ай-тишников.

Попытаемся, как всегда, начать от царя .

 Естественно, блатной мир сформировался задолго до 1917 года.

Используя терминологию преступного мира при классификации лиц, содержащихся в тюрьме, дореволюционный публицист Свирский называет  арестантов случайно попавших в места лишения свободы "брусами", которые, в свою очередь, подразделялись на "брусов лягавых", то есть заключенных, которые после освобождения больше преступлений не совершают и "брусов шпановых", которые, совершив незначительные преступления, уже в период отбывания наказания, под воздействием среды, начинают деформироваться как личности криминальной зараженности.

Однако, по его оценке, преступный мир в тюрьме составляет не эта категория арестантов, а "фартовые ребята" или "фартовики", для которых "брусы" служили предметом вечного издевательства и забавы.

"Фартовики" разделялись, в свою очередь, на классы, роды и виды. Среди "фартовых ребят" выделялись три класса, составляющие основу тюремного мира: "жиганы" - картежники и бродяги; "шпана" - воры; "счастливцы" - мошенники и шулера. Далее каждый класс, в свою очередь, разделялся на виды. К примеру, "жиганы" составляли три вида: "орлы" - беглые с каторги; "пустынники" - лица, утратившие все родственные и социальные связи; "монахи" - ссыльные на Сахалин. "Шпана" разделилась на восемь видов, "счастливцы" - на шесть.
Напоминает всяких сук и уркаганов 30-х? Но это исключительно каторжное явление,- раз. В "Записках из мертвого дома" Достоевского вы урок не найдете.На каторге единвоременно никогда не сидело больше 20 тысяч человек за 50 лет. Т.е такой своеобразный клуб по интересам.
Но царская тюрьма в корне отличалась от советской в одном фундаментальном аспекте.
Проблема с царской тюрьмой была следующая,- она была небольшая. Чисто по количеству единовременно сидящих. Махонькая даже.

Капитан очевидность свидетельствует, что исторически,  суб-культура уголовщины существовала всегда и во все времена. Что при царе, что при СССР. Блатняк , именно как некая суб-культура, пускай еще тогда очень маргинальная и малочисленная, сложился задолго до революции. Но что же случилось в 1930-1953гг, что выделило блатняк из маргинальной суб-культуры на принципиально иную, глобальную ступень, которая породила треники, лысых парней в 90-е и в конечном счете,- того же Гавного?

Самых главных специфичных краеугольных фактов, которые сыграли определяющую роль несколько, -

1. Уголовное прошлое партии большевиков, modus operandi и фундамент нового государства СССР.
2.Беспрецедентная массовость советской тюрьмы по сравнению с пенитенциарной системой предыдущего режима,- имперской пенитенциарной системой,
3. Как следствие:появление новых уникальных форм взаимодействия урок и остального социума.

 Попробую оформить все эти три пункта в отдельные главы хаотичного очерка.

Итак Глава 1. Уголовное прошлое партии большевиков, modus operandi и фундамент нового государства СССР.

 Как и эсеры, широко практиковавшие террор, большевики имели свою боевую организацию (известна под названиями «Боевая техническая группа», «Техническая группа при ЦК», «Военно-техническая группа»). В условиях необходимости конкуренции в плане экстремистской революционной деятельности с партией эсеров, «славившихся» деятельностью своей Боевой организации, после некоторых колебаний лидер большевиков Ленин выработал свою позицию в отношении террора. Как отмечает исследователь проблемы революционного терроризма историк профессор Анна Гейфман, ленинские протесты против терроризма, сформулированные до 1905 года и направленные против эсеров, находятся в резком противоречии с ленинской же практической политикой, выработанным им после начала русской революции «в свете новых задач дня». Ленин призывал к «наиболее радикальным средствам и мерам как к наиболее целесообразным», для чего, цитирует документы Анна Гейфман, лидер большевиков предлагал создавать «отряды революционной армии… всяких размеров, начиная с двух-трех человек, [которые] должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога…)», и делает вывод, что эти отряды большевиков по сути ничем не отличались от террористических «боевых бригад» воинственных эсеров.

 Ленин теперь, в изменившихся условиях, уже был готов идти даже дальше эсеров и, как отмечает Анна Гейфман, шёл даже на явное противоречие с научным учением Маркса ради террористической деятельности своих сторонников, утверждая, что боевые отряды должны использовать любую возможность для активной работы, не откладывая своих действий до начала всеобщего восстания.

 Ленин по существу отдавал приказ о подготовке террористических актов, которые он раньше сам же и осуждал, призывая своих сторонников совершать нападения на городовых и прочих государственных служащих, осенью 1905 года открыто призывал совершать убийства полицейских и жандармов, черносотенцев и казаков, взрывать полицейские участки, обливать солдат кипятком, а полицейских — серной кислотой. Последователи лидера большевиков не заставили себя долго ждать, так в Екатеринбурге террористы под личным руководством Я. Свердлова постоянно убивали сторонников «черной сотни», делая это при каждой возможности

 Как свидетельствует одна из ближайших коллег Ленина, Елена Стасова, лидер большевиков, сформулировав свою новую тактику, стал настаивать на немедленном приведении её в жизнь и превратился в «ярого сторонника террора»

 Среди террористических актов большевиков было и множество «спонтанных» нападений на государственных чиновников, так Михаил Фрунзе и Павел Гусев убили урядника Никиту Перлова 21 февраля 1907 года без официальной резолюции. На их счету были и громкие политические убийства: по распространённой в исторической литературе версии, в 1907 году именно большевиками был убит знаменитый поэт Илья Чавчавадзе — вероятно, одна из самых знаменитых национальных фигур Грузии начала XX века.Это убийство, однако, так и не было раскрыто.

 В планах большевиков были и громкие убийства: московского генерал-губернатора Дубасова, полковника Римана в Петербурге, а видный большевик А. М. Игнатьев, близкий лично Ленину, предлагал даже план похищения самого Николая II из Петергофа.

 Отряд большевиков-террористов в Москве планировал взрыв поезда, перевозившего из Петербурга в Москву войска для подавления декабрьского революционного мятежа. В планах большевистских террористов был захват нескольких великих князей для последующего торга с властями, бывшими близко уже в тот момент к подавлению декабрьского восстания в Москве.

 Как отмечает Анна Гейфман(Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс»)), большевиками планировался обстрел Зимнего дворца из пушки, которую они украли у гвардейского флотского экипажа.

 Историк отмечает, что многие выступления большевиков, которые вначале ещё могли быть расценены как акты «революционной борьбы пролетариата», в реальности часто превращались в обычные уголовные акты индивидуального насилия.

 Большевики, близкие к Леониду Красину, в 1905—1907 годах играли важную роль в приобретении взрывчатки и оружия за рубежом для всех террористов из социал-демократов

 Анализируя террористическую деятельность большевиков в годы первой русской революции, историк и исследователь Анна Гейфман приходит к выводу, что для большевиков террор оказался эффективным и часто используемым на разных уровнях революционной иерархии инструментом

 Приличным словом «экспроприация», как следует из работ разных исследователей, радикалы из числа социал-демократов и эсеров прикрывали суть наглого грабежа и вымогательства. При этом такие радикалы, как бундовцы, считали это чем-то вроде обыкновенного хулиганства

 Кроме лиц, специализирующихся на политических убийствах во имя революции, в каждой из социал-демократических организаций существовали люди, занимавшиеся вооружёнными грабежами и конфискацией частной и государственной собственности. Следует отметить, что официально лидерами социал-демократических организаций такие действия никогда не поощрялись, за исключением большевиков, чей лидер Ленин публично объявил грабёж допустимым средством революционной борьбы. Большевики были единственной социал-демократической организацией в России, прибегавшей к экспроприациям (т. н. «эксам») организованно и систематически

   Ленин не ограничивался лозунгами или просто признанием участия большевиков в боевой деятельности. Уже в октябре 1905 года он заявил о необходимости конфисковывать государственные средства и скоро стал прибегать к «эксам» на практике. Вместе с двумя своими тогдашними ближайшими соратниками, Леонидом Красиным и Александром Богдановым (Малиновским), он тайно организовал внутри Центрального комитета РСДРП (в котором преобладали меньшевики) небольшую группу, ставшую известной под названием «Большевистский центр», специально для добывания денег для ленинской фракции. Существование этой группы «скрывалось не только от глаз царской полиции, но и от других членов партии». На практике это означало, что «Большевистский центр» был подпольным органом внутри партии, организующим и контролирующим экспроприации и различные формы вымогательства.

 В период с 1906 по 1910 годы Большевистский центр руководил осуществлением большого числа «эксов», набирая исполнителей для этого из некультурной и необразованной, но рвущейся в бой молодежи. Результатами деятельности Большевистского центра были ограбления почтовых отделений, касс на вокзалах и т. д. Организовывались террористические акты в виде крушения поездов с последующим их ограблением.

 Постоянный приток денег Большевистский центр получал с Кавказа от Камо, организовавшего с 1905 года серию «эксов» в Баку, Тифлисе и Кутаиси и возглавлявшего боевую «техническую» группу большевиков. Главой боевой организации был Сталин, лично не принимавший участия в террористических актах, однако полностью контролировавший деятельность группы Камо.

 Известность Камо принёс так называемый «тифлисский экс» — экспроприация 12 июня 1907 года, когда на центральной площади Тифлиса большевики бросили бомбы в две почтовые кареты, перевозившие деньги Тифлисского городского банка. В результате боевики похитили 250 000 руб. При этом были убиты и ранены десятки прохожих.

 Кавказская организация Камо не была единственной боевой группой большевиков, несколько боевых отрядов действовало на Урале, где с начала революции 1905 года большевики осуществили более сотни экспроприаций, нападая на почтовые и заводские конторы, общественные и частные фонды, артели и винные лавки[Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс»)]. Наиболее крупная акция была предпринята 26 августа 1909 года — налет на почтовый поезд на станции Миасс. В ходе акции большевиками были убиты 7 охранников и полицейских, украдены мешки с суммой около 60 000 руб. и 24 кг золота.

 Среди радикалов практиковалось присвоение партийных денег, особенно среди большевиков, часто принимавших участие в актах экспроприации. Деньги шли не только в партийные кассы, но и пополняли личные кошельки боевиков.

Наиболее точные статистические данные о лицах, пострадавших при террористических актах(эсеров,анархистов, большевиков) с февраля 1905 г. по май 1906 г., подготовленные на основании отчетов местных властей, были представлены в официальном докладе министра внутренних дел:  С февраля 1905 по май 1906 года были убиты 8 офицеров Отдельного корпуса жандармов, 55 нижних чинов, 18 секретных сотрудников, 21 полицейский начальник (полицмейстеры, уездные начальники и исправники), 79 приставов и их помощников, 125 околоточных надзирателей, 346 городовых, 57 урядников и 257 нижних чинов полицейской стражи. Убивали не только полицейских. С октября 1905 и до конца 1907 года было убито и искалечено 4500 государственных чиновников, убито 2180 и ранено 2530 частных лиц.((ГАРФ. Ф. 102. Ос. Отд. 1905 г. Д. 2554. Лл. 32-32 (об.).)

Партия эсеров, образованная в 1902 году и превратившая террор в инструмент своей политической деятельности, во время революции и перед ней совершила 263 крупных теракта, в результате которых погибли 2 министра, 33 губернатора, 7 генералов и т. д

На годы Первой русской революции 1905-1907 гг., безусловно, приходится пик массового эсеровского террора. По подсчетам Д.Б. Павлова с января 1905 по конец 1907 г. эсерами было осуществлено 233 теракта (до 3 июня 1907 г., принятой в литературе дате окончания революции - 220 покушений) ]. Эти цифры выглядят вполне достоверными, тем более что и сами эсеры, опубликовавшие статистику террористических актов в 1911 г., указывали 216 покушений, совершенных за этот период. Между тем, исследователь М.И. Леонов, используя более детализированные эсеровские данные, приводит следующие расчеты: на 1905 г. приходится 54 теракта, 1906 г. - 78, 1907 г. - 68 (из них 38 - до 3 июня), что в принципе тоже весьма близко к вышеприведенным показателям.






Террористический акт 5 ноября 1907 года в Петербурге.

 И это еще задолго до революции. Во время революции в РСДРП после массовой амнистии 1917 года влилось еще больше откровенно уголовного элемента. Но любопытно то, что именно верхушка партии не чуралась уголовщины. Именно эти люди и строили новую российскую государственность. По понятиям. Но до формата Гоблина еще годы и годы. Почва для Гавного была заложена лишь постановлением СНК СССР от 11.07.1929 г. , которое предписывало ОГПУ:  "  …расширить существующие и организовать новые исправительно-трудовые лагеря (на территории Ухты и других отдаленных районов) в целях колонизации этих районов и эксплуатации их природных богатств путем применения труда лишенных свободы." Вот здесь Гавный с Беркемом и зародились. Прямо как орки Сарумана в мерзкой экранизации Питера Яксона.

 

 Продолжение следует. Надеюcь, не утомил.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment