Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Categories:

25 декабря 1991 года: начало конца Красной Орды?

Оригинал взят у dneprovskij в 25 декабря 1991 года: начало конца Красной Орды?

Свершилось... Флаг был спущен 25 декабря 1991 года в 19.45. по московскому времени. А в Иркутске это уже были следующие сутки - Иркутск ещё пожил в совецком союзе пару часов: разница с московским временем у нас составляет пять часов. С момента спуска флага "Империя Зла" - ссср - прекратила своё официальное существование. Совдепия уходила - но не громко хлопнув дверью на прощание - она уходила с заискивающе-растерянной улыбочкой: " - Вы ведь не будете мстить?... правда же, не будете никому мстить, никого вешать-стрелять?... Ну, тогда - мы быстренько! только флажок сымем - и уйдём! До свидания, всего хорошенького!...".

Двадцать шестого вечером мы сидели в кафе "Нива" - в доброй старой "Ниве", в которой ещё работала кофейная машина и оставался запас зернового кофе. На улице кружился снег, и мы выбегали под этот снег покурить, а потом заскакивали обратно, требовали у бармена Юры ещё одну чашку кофе - и возвращались к прерванному разговору.

- Смотри, - говорил мне Володька Анненков, - ты вкладываешь в это дело всего сотню "гринов" - и я тебе "отбиваю" их за неделю! Ты получаешь две сотни "зелёных" сразу же! Говорю тебе: спички - это верняк! В тамошних магазинах их с руками оторвут!...

Сидевший здесь же Витька-Кореец (обладатель простой корейской фамилии Цой), выслушав зажигательную Володину речь о том, что в Чунском районе Иркутской области из продажи исчезли спички, и что вложение наших капиталов в его, Володькино предприятие по отправке в район спичек уже через неделю принесёт нам доход в 100 процентов, лишь усмехнулся:

- Володя, какая "неделя"? Какие двести баксов? Ты сейчас нас с Ромкой подпишешь на эти спички - а через неделю спустишь все наши денежки в своей Чуне! А я предлагаю завтра же крутануться, и сразу же поднять по тонне "гринов"! Вот смотри: на прилавке стоит минералка, цена бутылки - тридцать копеек. Усёк?

- Нет, пока не усёк, -
Анненков недоумённо глядел на Цоя, - объясни, Кореец, к чему ты клонишь?

- А к тому, -
Витька понизил голос до шёпота, и раскосым глазом косил на бармена Юрочку, - что в молочном, который напротив "Нивы", пустую тару принимают уже по полтора рубля! Ясно?...


...На следующий день мы скупили в "Ниве" всю минералку - ровно двадцать два ящика. Потом ещё часа два энергично орудовали открывалками, сливая содержимое бутылок в приоткрытый канализационный люк - а ещё через час, по уговору с директрисой расположенного напротив "Нивы" молочного магазина, обеспечили ей месячный план по приёму стеклопосуды. Нет, по тысяче долларов мы тогда не заработали - но, и без того, сумма была солидной. Впрочем, уже через несколько дней, действуя таким же образом - скупая минералку по старой цене - мы превратились в очень даже состоятельных людей. Бармен Юрочка, когда узнал о том, как мы "крутанули" эту самую минералку (которую в "Ниве" и не брал никто), плакал навзрыд: Володя Анненков проболтался ему об этом, когда, вслед за минералкой, решил скупить в "Ниве" все спички...

Я не помню, чем у Володи закончилась его затея со спичками - заработал ли он на их перепродаже что-то, или также легко, как заработал, спустил всё в кабаке - да это не так уж и важно. Просто, день спуска совецкого государственного флага у меня накрепко ассоциируется с той самой "посудной" сделкой. В тот год это была не первая и далеко не последняя такая сделка: мы покупали и перепродавали, буквально, всё - сигареты и гематоген, ложно-французскую туалетную воду и хлопчатобумажные носки, горький швейцарский шоколад и корейские шариковые ручки... Недавно один из знакомых поведал, как в том же декабре 1991-го купил в какой-то воинской части две тонны списанных армейских противогазов, и продал их в Израиль. Каждый пытался в те годы заработать хоть на чём-то - потому, что совецкая нищета и совецкая безысходность у всех в печонках сидела.

Совецкая власть и совецкая страна трещала и лопалась по швам, проклинаемая своим же собственным населением: интеллигенция проклинала Совдепию за то, что здесь плюют на права человека и не издают Солженицына и Ахматову - а обыватели и пролетарии материли социализьм за отсутствие в магазинах сахара, круп, макаронных изделий, колбасы, мяса, водки, хлопчатобумажных носков и спичек. Молодые рокеры, вслед за Цоем (не нашим другом Витькой - а тем, питерским, из группы "Кино") орали: "МЫ ЖДЁМ ПЕРЕМЕН!!!" - а пенсионеры кляли "проклятых партократов" за нищенские пенсии. И продолжалось это с самого 1989 года.

Я не помню, чтобы спуск красного флага и ликвидация совецкого союза вызвали у кого-то из моих знакомых шок, стали бы для кого-то "последним днём Помпеи". Не помню я, чтобы кто-то по этому поводу вешался, резал вены или травился феназепамом. Будем называть вещи своими именами: к 1991 году совецкий союз всех просто ДОСТАЛ - потому и рухнул. Я понимаю: сейчас, на этом месте, целая толпа штатных и внештатных ностальгистов будет с пеной у рта задавать мне вопрос: " - А что, сейчас мы разве лучше живём?! Вы посмотрите, что кругом делается!..." - а дальше вступит рефрен про "кошмарные девяностые". Отвечу, конечно же. Загляните в сахарницу, загляните в свой холодильник - хотя бы... И - напрягите память. Сыну моих знакомых, Янеку Волкову, сейчас двадцать три года, и он тоже, начитавшись постов штатных и внештатных ностальгистов, задаёт мне те же вопросы. А я помню, как мама Янека, моя ровесница, приводила его, трёхлетнего мальчишку, в ту самую "Ниву" только затем, что в "Ниве" продавались на закуску бутерброды С МАСЛОМ. А больше во всём городе сливочного масла нигде не было...

Девяностые... Да не такие уж они и ужасные были, эти "ужасные девяностые": пожалуй, по-настоящему тяжёлым годом был только 1992-й, год начала гайдаровской реформы - а уже к следующему, 1993-му, общество успело и пообвыкнуться, и приспособиться к новой жизни. Я понимаю: тем, кто годами просиживал брюки в курилках разных "ужасно нужных и секретных" НИИ, очень обидно было "переквалифицироваться" в "челноков", мотавшихся по китаям и турциям за товаром. Только вот, ещё вопрос: помотавшись за товаром ТОГДА, хотели бы они СЕЙЧАС вернуться в нищий и голодный совецкий союз? в тот совецкий союз, где они сидели бы опять в своих курилках, и где у них НИКОГДА не было бы ни столь милых им поездок по таиландам, египтам и прочим хорватиям, где им и в самом радужном сне не могли бы присниться те "евроремонты" и прочие стеклопакеты, которые сегодня кажутся им такими привычными?...

У Вовки Анненкова коммунисты расстреляли прадеда - и ещё шестерых братьев прадеда. Знаете, за что? За фамилию! За то только, что был в истории России такой оренбуржский казачий атаман Анненков, который в гражданскую боролся с большевиками. Володька, кстати, утверждает, что с атаманом они - родственники, и даже, в честь такого дела, в казаки вступил. Не знаю, правду ли он говорит про атамана, или врёт - но знаю, что все рассказы Вовкиного отца и Вовкиного деда о том, как совецкая власть мордовала их семью - чистая правда.

А у Витьки Цоя - ни отца, ни матери нет. Витька - он из сахалинских корейцев, которых товарищ Сталин под корень изводил. В результате, Витька оказался в совецком детском доме, где чуть не умер, и где его выходила нянечка-латышка - тоже, из сосланных. Нянечка рожать не могла - её на пересылке конвоиры изнасиловали, бесплодной сделали. Так она Витьку-то выходила, а потом и усыновила. Витька до сих пор по-латышски говорит с корейским акцентом - а по-корейски только несколько слов знает. Матерных. Про Ким Ир Сена...

А у Янека Волкова - у того самого 23-летнего Янека, который сейчас начитался Мухина и Кара-Мурзы, и которого мама бутербродами со сливочным маслом в "Ниве" откармливала - у него предков, вообще, каким-то ужасным образом в Сибирь из Беларуси этапировали: гнали сначала до Тагила, а через год погнали дальше, и догнали до забайкальских степей. Зачем?... А просто - "жили под оккупацией" - и весь сказ! И таких семейных историй я мог бы рассказать... даже и не знаю, сколько. Наверное, ровно столько же, сколько у меня знакомых.

"Мы жили с вами в разных совецких союзах!" - высокомерно бросают мне участники интернет-споров, чьё счастливое совецкое детство было территориально ограничено Московской кольцевой дорогой. Да кто б спорил! - конечно же, в разных совецких союзах мы жили, господа! Ваш, московский "совецкий союз", ваша парадная витринка с нашей "глубинкой" и не сравнима! Помню, был в совецкие времена такой анекдот, в котором говорилось, что граница между капитализмом и социализмом проходит в Грузии и Прибалтике, граница между социализмом и развитым социализмом - по МКАДу, а граница между развитым социализмом и коммунизмом - по периметру московского Кремля. Так оно и было...

"Кто не скорбит по совецкому союзу, у того нет сердца" - изрёк несколько лет назад один Очень Большой Политик. Когда я услышал это, невольно приложил ладонь к груди, к левой стороне - просто, испугался: вдруг, у меня сердца нет?... Сердце оказалось на месте, и я успокоился. Так, почему же оно не болит по совецкому союзу? По моим предкам - чиновникам и священникам царского времени, которых сгноили в совецких лагерях, оно болит - а вот по Совдепии не болит? По моей бабушке-пенсионерке, выстаивавшей по три очереди, чтобы купить на семью продукты, моё сердце болит - а по "возвращайся в ысысысэр" даже и не ёкает? Почему? Не потому ли, что я слишком хорошо помню этот "рай на земле"?

...Совецкие знамёна, вымпелы, красные пионерские галстуки, значки с ленинским профилем и ленинские же бюсты - большие и маленькие, гипсовые, дюралевые и даже пластмассовые - а также, граммпластинки с записями выступлений товарища Брежнева и товарища Горбачёва, с совецкими гимнами и бравурными песнями в исполнении Юрия Богатикова и большого детского хора - всё это однажды, в декабре 1991 года, "выбросили" (вот ещё один реликт советчины - словечко "выбросили", используемое применительно к появившимся в продаже товарам) в комиссионке. Цены были просто смешные. Мы пришли на эту "распродажу ссср" и закупили целую кучу всяческой символики - но больших и тяжёлых, сшитых из гробового плюша "переходящих красных знамён" нам не досталось - их скупили автомобилисты. Массовая мода шить из этих знамён чехлы на автомобильные сиденья появилась именно тогда - и это отношение к символам доставшего всех государства, пожалуй, говорит само за себя.

P.S. Недавно мне задали вопрос о том, с каким событием из истории России я сравнил бы демонтаж совецкого союза? Я даже задумываться не стал: ответил, что лучшая аналогия - битва на реке Калке в мае 1223 года. Почему? Потому, что тогда, на Калке, хотя русское войско и было разбито кочевниками, Русь-Россия сделала первый важный шаг к освобождению от ордынского ига, первый шаг к своему возвращению в семью цивилизованных народов. Правда, у средневековой Руси-России этот путь занял почти три столетия. Дай Бог, чтобы путь современной России из совецкого ордынства в семью европейских народов не затянулся на несколько столетий...







.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments