Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Русская орфография

Протоіерей Валентинъ Асмусъ(МП).Предисловiе къ брошюрѣ “Краткое пособiе по старой орөографiи русскaго языка”

8 марта, 2012


Важный аспектъ Русской Революціи - «культурная революція», долженствовавшая явить міру новую культуру и отмѣнить старую - эта послѣдняя обрекалась на частичное уничтоженіе, забвеніе, а то «самое цѣнное», чѣмъ рѣшались загрузить корабль современно-сти, безпощадно препарировалось и лишалось своего истиннаго вѣса и значенія. Одинъ изъ краеугольныхъ камней новой культуры - орѳографическая реформа, которую можно смѣло назвать созданіемъ новаго русскаго языка.
Реформа имѣла невидимыя большинству современниковъ, но поистинѣ сатанинскія цѣли: пресѣчь духовную преемственность, лишить русскій народъ его прошлаго, чтобы тѣмъ вѣрнѣе формировать «новаго человѣка». Реформа содѣйствовала также раздробленію русска-го народа, такъ какъ старая орѳографія была и создавалась общею для всѣхъ русскихъ: ею пользовались и Григорій Сковорода въ ХѴІІІ вѣкѣ, и карпато-русскіе писатели въ ХІХ - ХХ вв.
Культурная элита не приняла реформу. Ее отвергли лучшіе поэты (Блокъ, Цвѣтаева, Вяч. Ивановъ, чтобы не называть многихъ другихъ), писатели (Бунинъ и всѣ ос-тальные писатели первой эмиграціи, мыслители (И. Ильинъ писалъ статьи противъ новаго правописанія, которое онъ называлъ кривописаніемъ). Часто говорятъ въ защиту новой орѳографіи, что она предложена Императорской Академіей Наукъ. Да, дѣйствительно, про-ектъ реформы возникъ въ нѣдрахъ Академіи. Но онъ былъ тамъ-же и похороненъ, т. к. Ака-демія имѣла обыкновеніе изучать всякій вопросъ со всѣхъ сторонъ, учитывая всѣ «за» и «противъ». Мало того, бывшая Императорская Академія Наукъ была учрежденіемъ, доль-ше всѣхъ сохранявшимъ въ Совѣтской Россіи старую орѳографію, въ чемъ ей помогали ос-татки ея былой свободы (до революціи академическія изданія не подлежали цензурѣ).
Не была безразлична къ проблемѣ орѳографіи и Церковь, несмотря на множество про-блемъ жизненно важныхъ и трудностей смертельно опасныхъ. Въ оффиціальномъ Церков-номъ Календарѣ на 1919 годъ на 4-й страницѣ обложки мельчайшимъ шрифтомъ напечата-но: «Церковный Календарь набранъ по новой орѳографіи. Такъ требовалъ Отдѣлъ по дѣламъ печати; только подъ этимъ условіемъ имъ разрѣшено печатаніе Календаря». Показательно отношеніе къ орѳографіи той части русскаго народа, которая избѣжала большевицкаго плѣна. Между міровыми войнами русское правописаніе, сохраняв-шееся въ эмиграціи, было знакомъ и знаменемъ общей «ностальгической» культурной уста-новки. Глубокія измѣненія принесла Вторая германская война. Эмиграція, вобравшая въ себя милліоны бѣженцевъ изъ Совѣтской Россіи, при всемъ своемъ политическомъ антибольше-визмѣ, въ какомъ-то существенномъ аспектѣ включилась въ совѣтскую культуру, стала од-нимъ изъ ея звеньевъ. Отчасти это связано съ вліяніемъ либеральнаго Запада, подъ которое все больше подпадала эмиграція. А Западъ давно уже «понялъ и принялъ» не только Великій Февраль, но и Великій Октябрь. Частнымъ проявленіемъ этого было принятіе большевицкой орѳографіи почти всей послевоенной эмиграціей. Особо стояла Зарубежная Церковь, какъ нѣкій печальный рыцарь старой и вѣчной Россіи, сохранявшая и частично сохранившая до нашихъ дней этотъ символъ дорогого прошлаго.
В послѣдніе годы, однако, произошли такія большія измѣненія, что сложились условія новаго духовнаго и культурнаго самоопредѣленія. Но видны и масштабы утратъ. Страна за-валена репринтами дореволюціонныхъ изданій самаго разнаго содержанія, но книготорговцы жалуются, что такія книги «идутъ» хуже, чѣмъ набранныя «современнымъ шрифтомъ».
11 Вышла въ издательствѣ «Русское зерцало», 1999 г.

Спорадически появляются новыя изданія, набранныя по старой орѳографіи, но, за немногими исключеніями, онѣ заслуживаютъ двойки. Церковныя изданія распространили новое право-писаніе и на церковно-славянскія книги, что грозитъ окончательнымъ паденіемъ клиросной культуры. Отношеніе общества къ старой орѳографіи смутное. Съ одной стороны, появилось немало людей, любящихъ щегольнутьъ еромъ на концѣ слова. Съ другой стороны, многіе имѣющіе гуманитарные университетскіе дипломы отказываются читать книги, набранные по старой орѳографіи, потому что она представляется имъ непреодолимой трудностью, а для массы людей некнижныхъ нѣтъ разницы между старой орѳографіей и церковно-славянскимъ языкомъ.
Сторонники «упрощенія» орѳографіи обычно взываютъ къ фонетическому принципу письма. Ихъ идеалъ - «пишу, какъ слышу и произношу». Но этотъ принципъ очевиднымъ образомъ не можетъ проводиться вполнѣ послѣдовательно. Во множествѣ діалектальныхъ и личныхъ особенностей теряется единство языка. И къ тому-же еще неизвѣстно, какова бы-ла-бы судьба «яти» и даже конечнаго «ъ», рѣшайся она не комиссарскимъ декретомъ, а добросовѣстнымъ и широкоохватнымъ изслѣдованіемъ фонетики живой рѣчи, даже в предѣлахъ одной Великороссіи.
То, что въ московскомъ діалектѣ буквы «е» и «ѣ» давно уже стали выражать одинъ звукъ, не относится автоматически къ другимъ великорусскимъ говорамъ. Немногимъ болѣе 200 лѣтъ назадъ М. В. Ломоносовъ писалъ: «…буквы Е и Ѣ въ просторѣчіи едва имѣютъ чувствительную разность, которую въ чтеніи весьма явственно слухъ раздѣляетъ, и требуетъ въ Е дебелости, а въ Ѣ тонкости». (Россійская грамматика, СПб., 1755, с. 49). Такъ что ре-форма оказывается несостоятельной даже съ точки зрѣнія фонетики.
Но фонетическій принципъ письма неизбѣжно сосуществуетъ съ этимологическимъ и, также неизбѣжно, вступаетъ съ нимъ въ противорѣчіе. Очень емкое понятіе этимологіи включаетъ въ себя два аспекта: синхроническій, гдѣ этимологія равно озабочена выявленіемъ родства формъ и выраженіемъ ихъ различія (до революціи этимологіей называлось то, что нынче называется морфологіей), и діахроническій, гдѣ этимологія, выявляя исторію формъ, показываетъ ихъ существенное единство во времени. Возьмите для сравненія три основныхъ западныхъ языка: нѣмецкій, французскій и англійскій. Въ ихъ нынѣшнемъ правописаніи - ихъ болѣе чѣмъ тысячелѣтняя исторія. Упростить правописаніе для носителей этихъ языковъ равносильно культурному самоубійству.
Они дорожатъ, впрочемъ, не только племенной своей исторіей: для нихъ существенна и культурная генеалогія, явленная въ языкѣ. Такъ, нѣмцы не скупятся имѣть въ алфавитѣ бу-кву «C», служащую исключительно для написанія иноязычныхъ словъ. Такъ обращаются съ языкомъ народы, уважающіе себя въ своемъ настоящемъ и въ своемъ прошломъ. Конеч-но, можно предположить, что окажись заокеанскіе варвары хозяевами англійскаго языка, они-бы произвели въ немъ реформу, аналогичную нашей, и тогда-бы все было у нихъ «о’кей», какъ нарочито неграмотно выражался одинъ изъ ихъ «лидеровъ».
А пока-что мы остаемся жертвами реформы, въ которой выразилась и злоба недоучекъ, и преступное недомысліе устроителей «всеобщаго счастья».
Желая своему народу всего лучшаго, нельзя не желать ему и возвращенія къ правильному русскому правописанію. Какъ минимумъ же можно требовать:
1). Привитія пассивнаго знанія старой орѳографіи ученикамъ средней школы (изъятыя буквы алфавита, бѣглое чтеніе нѣсколькихъ страницъ нелегкаго текста). Это тѣмъ болѣе необходимо, что старо-славянскій все-еще не возвращенъ въ оффиціальную школьную программу.
2). Изданія въ подлинникѣ всѣхъ писателей, пользовавшихся старой орѳографіей, даже если они не могли сами издаваться такъ, какъ писали, ввиду вышеупомянутаго перехода из-дательствъ на новую орѳографію. Не будемъ навязывать кривописаніе Пушкину и Достоевскому!

3). Въ тѣхъ случаяхъ, когда будетъ сочтено за благо изданіе церковныхъ книгъ (молит-вослововъ и др.) не славянскимъ, но гражданскимъ шрифтомъ, издавать ихъ съ использованіемъ буквъ дореволюціоннаго алфавита.
4). И, конечно же, кто дерзаетъ писать по-старому - дѣлать это правильно!



http://rpczmoskva.org.ru/istoriya/protoierej-valentin-asmusmppredislovie-k-broshyure-kratkoe-posobie-po-staroj-orfografii-russkago-yazyka.html


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments