Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Продолжение воспоминаний игумении Александры

Оригинал взят у inokinya_fakel в Продолжение воспоминаний игумении Александры

Владыка Аверкий (Таушев)

Владыку Аверкия я знала со времени его приезда в Америку (с 1951 года). Приехал он архимандритом. Год спустя по ходатайству ректора и основателя Свято-Троицкой Духовной семинарии Владыки Виталия (Максименко) по постановлению Синода архимандрит Аверкий был назначен ректором семинарии, затем став и наместником монастыря. Еще через год он был хиротонисан в епископа Сиракузского и Троицкого. Владыка Аверкий продолжил традиции Владыки Виталия (Максименко), скончавшегося в 1960 году. Он – автор многих книг по литургике. Нельзя назвать его буквоедом, но он старался все исполнять точно и добросовестно, строго придерживаясь устава. Так, Владыка Аверкий считал, что если во время воскресной службы в субботу на утрени, полиелей не полагался по Типикону, его не надо служить, независимо от того, была ли служба архиерейская или нет. Свято-Троицкий монастырь был в то время образцом для всего Зарубежья.



Что же отличало Владыку Аверкия от других архиереев? В своей практике он никогда не допускал, чтобы аналой стоял посредине храма, как это делается во многих местах. При этом, указывая на Типикон, он говорил, что дорога к Царским Вратам, символизирующая Царствие Небесное, должна быть всегда открыта. Даже после поклонения Кресту аналой с Крестом уносится с середины храма и ставится сбоку.

Владыка Аверкий придерживался мнения, что ходить и прикладываться к иконам надо либо до, либо после службы, так как это отвлекает молящихся. Также и перед причастием: когда человек должен идти к чаше, не время прикладываться к иконам.

В “Вопросах и ответах” Владыки Аверкия изложены многие спорные богослужебные вопросы. Так, на практике нет единого мнения, где должно читаться Евангелие на вечернем богослужении. Владыка Аверкий разъясняет, что в алтаре Евангелие читается в воскресные дни. После каждения на “Благословен еси Господи” священник (или архиерей) заходит в алтарь, где и читается Евангелие. Алтарь в это время символизирует Гроб Господень, из которого раздается весть о воскресении Христовом. После прочтения Евангелия поется стихира “Воскресение Христово видевше”, священник в это время стоит на амвоне, подняв Евангелие. Далее священник или архиерей идет с Евангелием и кладет его на предварительно поставленный аналой в центре храма. Далее читается 50-ый псалом.

Не в алтаре, а в храме Евангелие читается во время бденной службы или полиелея в будний день. Аналой в центре храма ставится заранее. После “Хвалите имя Господне” поется величание. Далее Евангелие читается посреди храма. В случае архиерейской службы Евангелие читает архиерей, стоя на кафедре. Евангелие при этом держит дьякон.

Владыка Аверкий подчеркивал, что одна из главных функций священства – проповедничество. “Священник не должен быть Златоустом, – говорил Владыка, – но он в краткой проповеди от сердца должен сказать людям о празднике, о прочитанном Евангелии, не вдаваясь в политику”. Владыка считал, что проповедь должна быть не более 5-7 минут. Если необходимо историческое отступление – 15 минут. Однако чем старше становился Владыка Аверкий, тем длиннее становились его проповеди (час и даже более). Владыка очень страдал, видя апостасию в мире, видя, что Россия, увы, не возродилась, оставаясь коммунистической. Но он не терял надежды, что все же перед концом света на Руси воссияет Христова вера. Этими мыслями он всегда заканчивал свои проповеди.

Владыка Филарет (Вознесенский)

Philaret 4
1960-е годы

С Владыкой Филаретом я познакомилась в студенческие годы в Нью-Йорке. Он был из той же среды и тех же взглядов, что и архиереи, о которых я говорила. Отличительной его особенностью было то, что он служил живо и очень радостно. Затягивать богослужения он не любил. Он не любил, когда читали медленно, увлекаясь своей молитвой. В то же время не терпел, когда тараторили. Каждое слово должно было быть понятно.

Владыка Филарет был очень музыкален. Служил он очень красиво и грациозно. На Пасху он просто летал по храму! Служба проходила на одном дыхании. Проповеди Владыки всегда были точные и краткие, не больше 5-7 минут, как и предписывал Владыка Аверкий. Такого порядка Митрополит Филарет придерживался до конца жизни, несмотря на болезнь и старость.

Владыка никогда не опаздывал на службу. По воскресным дням после Литургии он не разрешал служить молебны, считая, что это время лучше уделить близким людям. По его мнению, нельзя вечно пребывать в молитве, не оказывая внимания семье и друзьям.

Владыка имел идеальный слух, хорошо пел. Он написал музыку к нескольким Херувимским и к другим духовным песнопениям. Он всегда сам пел экзапостиларий “Чертог Твой”. Владыка не пропускал ни одной службы на Страстной Неделе. Он пропевал все стихиры вместе с певчими, заправляя на клиросе. Имея идеальный слух, композиторский дар, он, тем не менее, разрешал петь всем, всем давал возможность славить Бога. Когда кто-то сильно фальшивил, он закрывал уши руками, показывая, насколько ему тяжело слушать такое пение. Однако во время службы он никого не выставлял, никто не уходил расстроенным или обиженным. Владыка Филарет среди всех перечисленных архиереев имел самый легкий характер. Но в церковных вопросах он был принципиален, не отступая от канонов и правил.

Помню, был такой случай. В Ново-Дивеево приехала пара. Они были церковными людьми, у него был бас, у нее альт. Оба они были музыканты, и для церковного хора такая пара являлась настоящей находкой. В Ново-Дивеево их приняли с распростертыми объятиями. Однако, трудность состояла в том, что они оставили свои семьи, детей и жили в гражданском браке. Владыка Филарет их хорошо знал. Приехав в Ново-Дивеево и увидев эту пару в хоре, он после службы сказал священнику, чтобы больше этих людей не было среди певчих. Священник ему пообещал, однако слова своего не сдержал. Через какое-то время Владыка опять приехал в Ново-Дивеево. Зайдя в храм, облачившись в мантию и благословив всех, на хорах он снова увидел эту пару. Спокойно, ни слова не говоря, он вошел в алтарь, снял мантию, затем через паномарку вышел на улицу и уехал со своим дьяконом в Нью-Йорк. Все были в расстройстве и недоумении. Больше эти люди в нашем храме не появлялись.

Владыка Филарет также поддерживал идею соборности Церкви. Когда мои дети были маленькие, поблизости от нас не было прихода Зарубежной Церкви, и Владыка Филарет благословил их причащать в храме у греков-новостильников, находившемся поблизости. Однако, после Второго Ватиканского собора Владыка запертил это делать, и мне пришлось на причастие возить детей очень далеко, на приход нашей Церкви в Мейн. Для Владыки тяжело было осознавать, что идея соборности Церкви попрана ересью экуменизма. С этого времени он начал писать свои “Скорбные послания”.

Сегодня, когда мы видим вокруг себя апостасийные явления, позиция наших зарубежных архиереев помогает нам утвердиться на пути спасения. Один из важных вопросов, с которым приходилось всем им сталкиваться, – это отношение к политике. Вспоминаю, что когда началась война Америки с Вьетнамом, от Митрополита Филарета хотели получить ответ, на чьей стороне Зарубежная Церковь. Владыка Филарет в своем слове перед проповедью сказал: “У нас хотят выяснить, как мы относимся к войне. Церковь находится вне политики. Мы только можем молиться о возвращении наших воинов”. Далее Владыка перешел к проповеди.

Владыка Виталий (Устинов)

С Владыкой Виталием я познакомилась после смерти Владыки Филарета. В десять лет он был из-за войны лишен родителей и оказался в эмиграции в Югославии, где учился в кадетском корпусе. Спустя год нашлась его мать. С 13-ти лет будущий Владыка жил во Франции, где окончил иезуитский колледж.

Несмотря на то, что будущий Владыка вырос среди французов, он был настоящим русским патриотом. Аббат колледжа, где он воспитывался, очень любил своего ученика, не притеснял его веры и давал ему задания на духовные темы, связанные с Россией (о творчестве Пушкина, Достоевского). Владыка Виталий любил Россию всей душой. О русском человеке он говорил так: “Это или свинья и зверь, или святой”. Он поддерживал монархическую идею, а также идею возрождения великой России. В проповедях он очень вдохновенно говорил о лучших качествах русской души.

Владыка Виталий рано ложился спать, вставал в 2 часа ночи, молился, читал полунощницу. Живя в Синоде, он вел полумонашеский образ жизни. Владыка Виталий имел не очень хороший слух. Вместе с тем, как и все предыдущие первоиерархи, он любил уставные службы в благолепии и красоте, с усиленным хором. Он никогда не пропускал богослужений. Как и все наши первоиерархи, он не переносил самодеятельности, невежества и грубости.

Владыка возбуждал в людях особую любовь к России и веру в возрождение истинной православной веры. “К нам приезжает одна накипь, – говорил он о современной русской эмиграции, – а русская душа- душа православная”. Такая позиция Владыки Виталия побудила меня приехать в Россию.

Еще одна особенность роднит всех архиереев, о которых я сегодня вспоминаю. Все они никогда не жаловались на болезни и немощь, считая их Божием благословением, которое надо терпеть и не навязывать окружающим. Так, Владыка Виталий на все вопросы, касающиеся здоровья, с улыбкой отвечал: “Великолепно!”

Игумения Александра (Чернявская)

Успенский пост, 12/25 августа 2011 г.

Источник




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment