Алексей Шорников (alexeyshornikov) wrote,
Алексей Шорников
alexeyshornikov

Повесть о настоящем Гондурасе! Продолжение

Часть вторая. Великая Гондурасия

Важную часть духовного творчества Африкана составлял политический строй Великой Гондурасии! Причем, политический строй имел свойство меняться в связи с личностью самого Африкана, его самочувствием, полученными в школе отметками, новыми и старыми друзьями, поездками за город и другими обстоятельствами личной и не очень жизни нашего главного героя.

Но через всю свою жизнь Африкан пронес главное – Великая Гондурасия была ЕГО ЛИЧНЫМ ЦАРСТВОМ, где Африкан мог позволить себе делать все, что заблагорассудиться его великой душе и левой пятке!

Сам Африкан был пожизненным президентом Великой Гондурасии, можно сказать БЕССМЕРТНЫМ, ибо другого правителя Великой Гондурасии не было и не могло быть.

Но была одна проблема. Африкан понимал, что Аврааменко не может быть президентом Великой Гондурасии. Африкан может, а Африкан Степанович  Авраааменко не может. Стало быть, нужно было срочно подобрать себе псевдоним, который бы соответствовал роли бессмертного владыки Центральноамериканской империи!

Вариантов, которые перебрал отрок Африкан, было великое множество. Но они имели разные изъяны, которые приходилось постоянно исправлять. После долгих поисков было найдено соломоново решение: наш Африкан стал ЭФРИКЭНС СТЕФАН ФОН АБРАХАМБЕРГ! Именно такое сочетание англо-германского языков казалось молодому Африкану наиболее подходящим.

Дело в том, что Африкан конечно вычитал в энциклопедическом словаре – государственным языком политкарточного Гондураса является испанский. Но каков он испанский язык – Африкан не знал, поскольку в средней школе, где учился Африкан, его сверстники изучали только два языка – английский и немецкий. По этой причине, Африкан и решил выбрать себе такое странное имя!

Короче, руководить новорожденной и набирающей геополитический вес Центральноамериканской империей должен был Эфрикэнс Стефан фон Абрахамберг.

После такого великого дела, как установления нового имени, наш Фон Абрахамберг решил самостоятельно нанести на политическую карту свое государство. Для этой цели ему пришлось съездить в Москву и накупить довольное количество контурных карт, поскольку в граде, где Африкан проживал, в магазинах контурные карты отсутствовали как класс ненавистной буржуазии.

Итак, объединив росчерком своего карандаша все, что находилось от США до Бразилии, а равно в Атлантическом Океане в одно государство и, закрасив его светлоголубым цветом, Африкан гордо нацарапал отепляющее слух словообразование – ВЕЛИКАЯ ГОНДУРАСИЯ.

Правда, оставался вопрос: включать ли в новообразованное государство Перу или его следовало завоевать в ходе Великого справедливого похода к холодным водам Антарктики. Немного поразмыслив – Африкан оставил Перу на дальнейшее съедение, поскольку его воображению уже рисовались стрелки танковых и моторизованных соединений, громящих перуанскую вражескую армию в хвост, гриву и копыта!

Еще одним камнем преткновения было название столицы нового Центральноамериканского государства. Прочитанное на реальной политической карте – Тегусигальпа – совершенно не устраивало Африкана.

Во-первых, Африкану было сложно выговорить это слово, тем более, что он не знал, где правильно ставить ударение, а на карте оно не было указано.

Во-вторых, в этом названии не было личности самого Африкана, что делало ситуацию удручающей. В конце концов, - негодовал Африкан, - в эсесесере есть Ленинград. Значит, и в Великой Гондурасии должно быть что-то от Африкана. Но что – наш герой не знал.

И тогда Африкану пришлось пойти на хитрость. Он решил негласно опросить своих сверстников, с которыми он первоначально не делился, на предмет: какой город мог бы получиться, если в его названии должно быть слово Африкан или Африка?!

Но занятые своими делами школьные друзья не давали никаких путных ответов.

Помощь пришла с неожиданной стороны! На уроке литературы проходили какого-то Фонфизина. И учительница этого предмета, стареющая Марьсеменовна брякнула про какой-то город, именовавшийся Санкт-Петербургом!

Молния пронзила глаза Африкана! Эврика. Теперь Африкан знал, что стольным градом его новой империи непременно станет – САНКТ-АФРИКАНЕС-БУРГ!

Такое название было моментально нанесено на создаваемую карту Великой Гондурасии, причем, местом своей столицы Африкан почему-то выбрал центр Коста-Рики. Но такие мелочи уже не занимали ум и воображение распетушившегося не на шутку Африкана.

Правда, оставалось еще продумать внутреннее убранство новой столицы своей империи. И Африкан взялся за это трудное начинание!

В центре Санкт-Африканес-Бурга Африкан решил поместить собственную статую, сделанную из чистого золота с примесью платины вокруг своей головы. Именно так он видел в церкви, куда его как-то завела бабушка.

Рост статуи должен был заслонять собой весь город, чтобы ее можно было лицезреть за многие километры. А ночью статую обязательно нужно было подсвечивать из тысячи прожекторов, дабы она никогда не оставалась в тени.

Естественно, что от статуи должен был начинаться главный проспект, чье название было не менее лаконичным – Африканский проспект. Ведь если есть улица  Ленина, то в Великой Гондурасии должен быть Африканский проспект, - железно утвердил план собственного стольного града Африкан.

А напротив этой величественной статуи Африкан в своем воображении разместил президентский дворец, главной достопримечательность которого был огромный лик самого Африкана, вознесенного на крышу его главного здания.

Теперь очередь оставалось за гербом, флагом и гимном Великой Гондурасии.

Tags: литература, сатира, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments